Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Королева Королева

Хелен Миррен: Изображая королеву

Антон Сидоренко, 12 марта 2007 г.

Когда Елизавета II попадет на Суд Господа, и Господь спросит ее, какого адвоката ей хотелось бы взять для защиты, британская королева наверняка скажет: «Позовите Хелен Миррен». И будет права — лучшей защитницы она не найдет.

В детстве я недолюбливал принцессу Диану. Как и многих советских людей, меня более чем смущало убогое тоталитарное равенство, внушающее чувство социальной неполноценности. Поэтому я обожал рыцарей сэра Вальтера Скотта, рабовладельцев из «Спартака» и аристократов из фильмов про Анжелику-маркизу-ангелов. Диана с ее очевидными попытками пропиариться на фоне неудачливых Виндзоров вызывала у меня раздражение: этак она могла завалить самую легендарную и красивую монархию в мире. Поэтому, когда прекрасным воскресным утром в новостях сообщили, что Дианы больше нет, я поскорее побежал к магнитофону и завел последний трек альбома «A Night At The Opera» всем известной британской группы. «God Save The Queen!»

Через девять лет режиссер Стивен Фрирз поставил свою «Королеву». События жаркого лета-осени 1997 года показаны им с королевской точки зрения. Точнее, сам Фрирз безоговорочно встал на сторону Елизаветы. «Мадам, вы — чурбан!» — так можно было коротко определить позицию британской желтой прессы по отношению к поведению королевы в дни похорон Дианы. И в самом деле, обывателей, которые ничего кроме «The Sun» и «The Daily Mirror» (аналоги «Жизни» и «Московского комсомольца») не читают, потрясло бездушие королевы. Вместо того, чтобы поскорее оплакать тело несчастной жертвы автокатастрофы, Елизавета спокойно продолжила охотиться в своей шотландской резиденции Балморал. А похороны Дианы первоначально предполагалось провести скромные, без орудийного салюта и почетного караула. «Королева» переворачивает все с ног на голову. В роли несчастной жертвы Фрирз выставил именно Елизавету и ее семью.

Хелен Миррен в фильме «Королева»
Хелен Миррен в фильме «Королева»

«Королева» поначалу чем-то напоминает знаменитые байопики Оливера Стоуна «JFK» и «Никсон». И там, и там непохожие на прототипов актеры разыгрывают псевдодокументальные политические страсти вперемежку с репортерской хроникой и выдержками из исторических документов. Разница в подходе. Левак Стоун своими фильмами разоблачал. Левак Фрирз защищает. И защищает не добрую память ушедших с великой шахматной доски фигур, а ныне здравствующих персонажей. Точнее, одного персонажа — самой королевы.

Елизавету Георгиевну Винзор гениально, иного слова не подберешь, исполняет Хелен Миррен, британская подданная с русской кровью. За эту роль Миррен получила несколько дюжин призов и наград, включая самую высокую — «Оскар». Причем абсолютно заслужено. Любопытно, что Миррен (и она не раз говорила об этом в интервью) человек антимонархистских, республиканских взглядов. К Елизавете актриса относится не то что пренебрежительно, но особого пиетета перед британской монархиней не испытывает. Многого стоит ее шуточка про сумочку Елизаветы, в которой королева якобы носит презервативы и самокрутку с марихуаной.

Хелен Миррен — актриса с громадными возможностями. Да, «Оскар» она получила за роль консервативной монархини. Но прославилась она десятилетия назад скандальными ролями у Питера Гринуэя и Тинто Брасса (в главном фильме Брасса «Калигула» Миррен сыграла похотливую жену сумасшедшего императора). В ее актерской биографии были уже две английские королевы. Поэтому изобразить Елизавету было для Миррен вполне посильной задачей. Фрирз использовал актерские данные Миррен на все сто. Внешнее сходство двух женщин не столь явное. К тому же, Елизавета в 1997 году была старше нынешней Миррен на десять лет. Но Миррен умудрилась, ни разу в жизни не беседовав с королевой один на один и наблюдая ее только по телевизору, гениально изобразить сходство внутреннее. И в некоторых кадрах это внутреннее сходство волшебным образом перетекает во внешнее.

Хелен Миррен в фильме «Королева»
Хелен Миррен в фильме «Королева»

Злые языки (которых в Соединенном Королевстве великое множество) утверждают, что на самом деле Елизавета II человек нешибкого ума и невнятного образования. Действительно, до определенного момента никто не думал, что она станет королевой. Но ирония заключается в том, что особого ума для управления государством не надо. Да и о том, какая королева на самом деле, точно знают лишь особо приближенные. Общественный облик Елизаветы, как и других британских политиков, создает пресловутая четвертая власть. В исполнении Миррен Елизавета — очень тонкий, умный, ироничный человек, в полной степени осознающий тяжесть выпавшего жребия.

Елизавета Миррен идеальна. В ее облике воплощено все тысячелетие английской (а потом и британской) монархии, начиная с Вильгельма Завоевателя и оканчивая ее отцом Георгом VI. В версии Миррен Елизавета — фигура одного веса с Черчиллем, человек, в котором явно теплится огонь Британской Империи. По человеческим качествам она явно переигрывает своего визави — свежеизбранного Тони Блэра (Майкл Шин), который по фильму внезапно осознает тяжесть управления державой и начинает сочувствовать королеве, которая несет эту тяжесть без малого полстолетия.

Миррен демонстрирует свою героиню со всех сторон. Вот Елизавета обреченно начинает новый день с просмотра пачки злобных газет («Ну, что они вылили на нас в этот раз?»). Твердо отвергает идею о похоронах Дианы на государственном уровне. Еще раз с ужасом осознает, что Чарльз абсолютно не годится в монархи. Вынужденно соглашается с предложениями Блэра. Бессильно плачет, застряв на поломанном лэндровере посреди горной речки. Наконец, с хорошо скрытым страхом возвращается в Лондон, чтобы принять все-таки участие в королевских похоронах Дианы.

Роджер Аллам, Хелен Миррен и Джеймс Кромвелл в фильме «Королева»
Роджер Аллам, Хелен Миррен и Джеймс Кромвелл в фильме «Королева»

Кстати, принц Чарльз в исполнении Алекса Дженнингса — самый отрицательный персонаж ленты. Мягкотелый, заискивающий перед Блэром, Чарльз по Фрирзу боится своих будущих подданных и вызывает лишь презрение. Хуже Чарльза показана только Чэрри Блэр (Хелен МакКрори) — злобная обывательница, постоянно вмешивающаяся в дела мужа и государства. Из остальных персонажей стоит отметить верного секретаря (Роджер Эллам), безмерно преданного своей госпоже, супруга Елизаветы герцога Эдинбургского (Джеймс Кромуэлл), идеального и внимательного мужа, но не соправителя. Также великолепна Сильвия Симс в роли королевы-матери. И здесь стоит удивиться смелости режиссера, который изобразил всех этих особ так, как ему подсказало воображение, а не какими они являются (являлись) на самом деле.

Фильм Фрирза целиком держится на таких вот портретах, главный из которых, безусловно, портрет Елизаветы за авторством Хелен Миррен. Почти в самом начале мы видим, как придворный художник пишет очередной официальный портрет королевы. Миррен вкладывает в свой портрет все мастерство. В нескольких сценах она явно играет гениальнее, чем в свое время сама Елизавета. Лицо Елизаветы озаряется тихой радостью, когда преследуемый охотниками олень исчезает. Но на следующий день в разделочной, когда она видит, что благородному животному все-таки не удалось уйти от пули, это лицо выражает не просто жалость. Миррен играет в тот момент даже не Елизавету, а формального главу государства, который понимает, что ни он, ни премьер-министр, а выскочки-толстосумы из Сити, владельцы инвестиционных компаний и бульварной прессы управляют сейчас Британией.

Королева появляется в Лондоне с чувством обреченности и бессилия. Миррен здесь гениально играет внешнее спокойствие при внутреннем ощущении катастрофы. Но когда она выходит из королевского «Роллс-ройса» у заваленной цветами ограды Букингемского дворца, все внезапно становится на свои места. Монархическая традиция так сильна, а фигура Елизаветы так величественна, что еще пять минут назад готовая проголосовать за отмену монархии толпа приветствует свою государыню. Гены Вильгельма Завоевателя срабатывают в Миррен-Елизавете. Огромная масса людей почтительно затихает перед хрупкой фигурой в черном наряде.

Образы правителей, королей, императоров, шахов и шейхов регулярно всплывают в фильмах. Но по-настоящему показать человека на вершине власти в важный исторический момент смогли считанные единицы. Совсем недавно в своем «Солнце» это гениально проделал Александр Сокуров. Стивен Фрирз и Хелен Миррен одни из тех, кому это тоже удалось. Их «Королева» уже сама вошла в историю.

P.S.

К слову, об истории. В эти дни почти незамеченным прошел юбилей примечательного для всех государств, территории которых входили когда-то в Российскую империю, события. Девяносто лет назад Николай II отказался от власти в Пскове, что привело к лавине катастроф и преобразований. До сих пор кинематограф этот важнейший для мировой истории момент внятно не отобразил. Никакими публикациями дневников и прочих документов нельзя передать состояние человека, который по неизвестным до сих пор причинам подписал свое отречение. Ближе всего к образу Николая подобрался гениальный Элем Климов в своей «Агонии». Но климовский Николай в исполнении Анатолия Ромашина получился немного карикатурным, что и понятно для советских времен. Можно вспомнить и великолепных Николаев Олега Янковского и белорусского актера Виктора Тарасова. Но близких по силе Елизавете Хелен Миррен Николаев в России пока не было. Почему я вспомнил именно Николая II? Очень просто. Российский монарх в свое время не совершил того, на что решилась Елизавета — он не вышел к народу. В результате его империя пала. Отсюда и вывод: пока народ может ощущать своего государя рядом с собой, его власть незыблема. Когда государь начинает прятаться за пуленепробиваемыми стеклами бронированных лимузинов, дни его власти сочтены. God Save The Queen!





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2020 redmount
мобильная версия
iPhone-версия