Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Кочевник Кочевник

«Кочевник»: Рождение нации

Антон Сидоренко, 2 октября 2006 г.

Рождение ребенка отмечают за столом. Рождение наций на поле битвы и в мастерской художника. Едва появившись на политической карте планеты, молодое государство стремится заявить о себе, поиграв мускулами перед соседями и как можно более оригинально выразив себя в искусстве.

Примеров здесь много. От Шекспира и его театра в елизаветинской Англии, которая как раз на рубеже XVI-XVII веков примеряла корону Влыдычицы морей, до Голландской буржуазной республики, в свое первое столетие озарившая мир чудесной живописью Рембранта Ван Рейна и Яна Вермеера Делфтского. Может показаться, что кинематограф, как чудо, возникшее только в двадцатом веке, исключение в череде национально выраженных искусств. А вот и нет. Для многих наций, получивших независимость именно в прошлом столетии, кино стало прекрасным способом рассказать о себе миру. Тем более, что все основные виды искусства потихоньку встали под знамена кино, и когда мы смотрим хороший иностранный фильм, то можем получить представление и о других музах, процветающих в государстве, где он сделан. А заодно и о его жителях, экономике, и мудрых правителях, которые содержат это государство в процветающем состоянии. Словом, кинематограф — прекрасное средство информации и пропаганды.

Взять, например, Республику Казахстан. Что мы знаем о Республике Казахстан, кроме того, что на ее обширной территории содержится бОльшая часть таблицы Менделеева? Правильно. То, что ее Президент — мудрый и всеми уважаемый аксакал Нурсултан Абишевич Назарбаев. (Да продлит Аллах его Третий Срок, без тени иронии заявляю я. Дай Бог каждой стране такого мудрого правителя). Нурсултан Абишевич наверняка в ладах с арифметикой. Ведь именно он за сорок миллионов долларов профинансировал грандиозный рекламный ролик своей страны, который в нашем кинопрокате идет под гордым названием «Кочевник». Сорок миллионов — смешная цифра, когда речь идет о престиже целого государства. Ради этого престижа можно специально для съемок построить целый город в пустыне и пригласить импортных актеров, сценаристов и режиссеров. И не беда, что затянувшиеся съемки и чехарда с режиссерами повлияли на качество конечного продукта. Главное свое предназначение «Кочевник» выполнил. Он вывел казахское кинопроизводство на мировой рынок. На фоне голливудских мегапроектов реакция зрителей на «Кочевник» в той же Беларуси может и не самая восторженная, но тот факт, что белорусы смотрели на главных столичных экранах казахское кино… Поди, заставь массового зрителя в том же Казахстане заплатить за билет на белорусский фильм (если такой, вдруг, окажется в местном репертуаре)! А тут все посмотрели, и даже если их не впечатлили массовые сцены битвы казахов с джунгарами (снятые на уровне семидесятых годов прошлого века), то эпиграф из книги казахского президента многие запомнили: оказывается, Казахстан — это огромная страна в центре Евразии, от Каспия до Иртыша. Еще все заметили фразу предводителя казахов (чем-то, кстати, внешне напоминающего казахстанского лидера), которая о политике Казахстана говорит больше аналитических бюллетеней: «На востоке мы граничим с многочисленным народом, на севере — со злобным медведем. Чтобы выжить, нам надо держаться вместе».

Куно Беккер и Аян Есмагамбетова в фильме «Кочевник»
Куно Беккер и Аян Есмагамбетова в фильме «Кочевник»

Да, к сожалению (или к счастью), кинематограф может быть не только чистым искусством, а выполнять еще множество других функций, в том числе (простите, братки-белорусы) идеологическую. Кто скажет, что это не так, пересмотрите, пожалуйста, «Спасение рядового Райана» Стивена Спилберга. И еще огромное количество великолепных голливудских и неголливудских фильмов, включая «Ивана Грозного» и «Александра Невского» гениального Сергея Эйзенштейна. Успех этих фильмов у зрителей заключается совсем не в том, какую идеологию они несли в массы (к сожалению, зачастую тоталитарную). Успех кино заключается в таланте и энергии его создателей. «Кочевника», к которому приложил руку азербайджанец Рустам Ибрагимбеков, американские чехи Милош Форман и Иван Пассер, русский Сергей Бодров, казах Талгат Теменов, нельзя считать однозначно удачным или неудачным. Для казахов такой масштабный проект первый, и этим все сказано.

При этом казахское кино очень известно среди специалистов. Увы, но имена Абая Карпыкова, Ермека Шинарбаева, Дарежана Омирбаева белорусскому широкому зрителю почти ничего не говорят. Зритель чуть постарше может быть знает «Иглу» Рашида Нугманова. И то, скорее вспомнит исполнителя главной роли Виктора Цоя, чем фамилию режиссера фильма. В то же время европейские и японские продюсеры с удовольствием вкладывают деньги в очень красивые и интересные арт-проекты молодых казахских режиссеров, рекламу которым на рынке фестивального кино сделал сам Жан-Люк Годар своей фразой о том, что если где теперь и снимают кино, так это в новом Казахстане…

Марк Дакаскос в фильме «Кочевник»
Марк Дакаскос в фильме «Кочевник»

«Кочевник», конечно же, никакой не арт-проект. По своему уровню он уступает «Сибирскому цирюльнику» Никиты Михалкова. Но для казахского кино он играет ту же роль, что и фильм Михалкова в свое время для российского: привлекает внимание и к кино, и к стране. Согласитесь, это неплохо.

И как тут не упомнить многострадальную «Анастасию Слуцкую» Юрия Елхова, которая, по идее, должна была стать аналогичным «Кочевнику» белорусским проектом. Если многие российские высоколобые критики над казахским «блокбастером» умно иронизируют, то о нашей «Анастасии» написали несколько раз и в таких выражениях, ущерб имиджу РБ от которых выражается в сумме на порядок превышающей бюджет самой картины. Самое ужасное, что даже если бы «Анастасия» была крепким середнячком и к «Беларусьфильму» после ее премьеры проявили бы минимальный интерес, то ничего другого желающим узнать о современном белорусским кино наша студия, специализирующаяся на выпуске российского телемыла, предложить бы не смогла. «Произведения», которые вышли под маркой «Беларусьфильм» в последние несколько лет, антинациональны по духу и глубоко ущербны по смыслу. Возможно, фильм белоруски Марии Можар, который сейчас снимается в Минске (благодаря покровительству российского режиссера Алексея Учителя), наконец-то можно будет назвать белорусским. Хотя у этого проекта есть влиятельные противники.

Забавно, что единственный белорусский фильм последних лет «Оккупация. Мистерии» Андрея Кудиненко снят лишь при косвенной поддержке «Беларусьфильма» (использовались студийные костюмы и техника). А свежая экранизация сценария Алеся Адамовича «Franz + Polina» и вовсе сделана модным московским клипмейкером Михаилом Сегалом на деньги продюсера из Ханты-Мансийска (!). Почему-то инвесторам из далекой Югры (все ли белорусы могут показать на карте, где она находится?) захотелось снять фильм по сценарию белорусского автора на белорусском языке (в России картина идет с субтитрами), и им это удалось. Удалось до такой степени, что московские журналисты чистосердечно писали в своих репортажах об итогах недавно завершившегося фестиваля «Киношок»: «”Franz + Polina” (Белоруссия)», хотя ни копейки белорусских денег в этом кино нет. Кстати, на «Киношоке» (не последний по значению российский фестиваль) НАШ фильм получил спецприз жюри за творческий дуэт режиссеру Михаилу Сегалу и оператору Максиму Траппо (ученику Александра Княжинского, соавтора «Сталкера» Тарковского и, в свое время, оператора «Беларусьфильма»). Также награду в номинации «Лучшая женская роль» заслужила очень красивая российская актриса Светлана Иванова, за три недели выучившаяся говорить по-белорусски без малейшего акцента. Премьера «Franz + Polina» состоялась на Московском международном кинофестивале в программе «Панорама», где два года назад показали картину А. Кудиненко, а сразу после «Киношока» фильм повезли на очень известный фестиваль в немецкий Котбус.

Светлана Иванова и Адриан Тополь в фильме «Франц + Полина»
Светлана Иванова и Адриан Тополь в фильме «Франц + Полина»

Примечательно, что «Franz + Polina» снимали в Беларуси, и почти весь второй состав группы (те, кто отвечают за массовку, декорации, съемочную площадку) составляли люди с «Беларусьфильма», а минские актеры играют многие второстепенные и эпизодические роли. Но все наши специалисты были наняты без посредничества единственной белорусской киностудии. Выводы делайте сами.

«Franz + Polina» уже показали пару недель назад на нескольких сеансах в минском «Доме кино». Пока фильм ездит по фестивалям, и в прокат его пускать не планируют. Есть надежда, что его покажут в конце ноября на Минском международном кинофестивале «Лiстапад». Если этого не случится, то скоро, чтобы посмотреть белорусское кино, нам придется ехать в Казахстан.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия