Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
007: Спектр 007: Спектр

«007: Спектр»: Перед приходом ночи

Антон Сидоренко, 7 ноября 2015 г.

На фоне стремительно наступающего хаоса цивилизационных сумерек голливудское кино выглядит безнадежно устаревшим и беспечно легковесным. Большинство фильмов для массовой аудитории задумано и снято еще до падающих самолетов, государственных дефолтов и прокси-конфликтов. Большинство, но только не «Спектр» Сэма Мендеса.

Фактически, перезапустив три года назад бесконечный конвейер сериала про Агента 007, Мендес поддержал свое реноме великолепного и тонкого режиссера. Из стандартного и до зевоты известного зрителю деталей конструктора киноприключений секретного агента (и конкретно Бонда, и супершпиона вообще) Мендес уже второй раз подряд умудряется сложить совершенно новое и по-настоящему эмоциональное зрелище. Еще раз доказывая, что искусство кино заключено не в кадрах, а между ними.

Тонкий стилист Сэм Мендес в этот раз представил Бондиану в виде холодного и очень напряженного по атмосфере нуара. Подобные оттенки появлялись уже в предыдущей части, но в этот раз фильм про Бонда пронизан сильной атмосферой тревоги и обеспокоенности за судьбы человечества, что буквально с первых минут понимаешь: авторы «Спектра» переживают не за киношный, а за самый настоящий мир. При просмотре создается впечатление, что Голливуд, который всегда любит спекулировать на общественных проблемах, в этот раз настроен более чем серьезно и решительно.

Когда профессиональный разведчик в отставке Ян Флеминг писал свои романы про шотландского баронета, то и представить не мог, какую силу и власть над миром обретут спецслужбы, посредством всемирной сети получившие доступ к мыслям и чувствам каждого человека. Как оказалось, такое торжество глобального Сикрет Сервиса для Мендеса и его сценаристов — повод забить тревогу. А Джеймсу Бонду выправиться на очередную, но едва ли не самую решающую схватку со Злом.

Кажется, продюсеры Бондианы обязаны провидению за то, что когда-то выбрали на роль Джеймса Бонда именно этого исполнителя. В «Спектре», как и в предыдущем «Скайфолле», Даниэлу Крейгу удалось сыграть больше чем киношного суперагента. Великолепный актер английской театральной школы, Крейг воплощает на экране личность борца за справедливость, а не просто красивое натренированное тело в люксовых часах и машинах. И каждая схватка Бонда с его противниками в этот раз — это не просто схватка с персональным противником или врагом разведки Ее Величества. А, как ни парадоксально, за каждого из нас — сидящего перед экраном в зрительном зале.

Дэниел Крэйг в фильме «007: Спектр»
Дэниел Крэйг в фильме «007: Спектр»

Показательно, что абсолютное Зло в «Спектре» представляет даже не столько очередная реинкарнация Эрнста Ставро Блофельда в лице постаравшегося быть максимально инфернальным, но все равно прекрасного Кристофа Вальца. Формальным помощником, а на деле самым опасным для мира человеком в фильме Мендеса с особым тщанием выведен некий С, который стремится организовать над человечеством глобальную слежку.

«Спектр» лишен дурацкого левацкого пафоса, которым частенько грешит Голливуд. Виноваты не спецслужбы как таковые, а моральный облик тех карьеристов, которые ими управляют. Эндрю Скотт (Мориарти из «Шерлока») воплощает как раз такой слизкий тип записного карьериста, приватизировавшего не только разведку, но едва ли не функции государства в целом.

Забавно что, как и в недавнем продолжении «Терминатора», час «Ч» для всего человечества в «Спектре» наступит с активизацией дьявольской компьютерной сети. Авторы «Спектра» разговаривают с публикой полунамеками, которых обычно не встретишь в голливудских блокбастерах, четких и прямых, как шоссе через пустыню. Например, эпизод со взрывом в Кейптауне, после которого спецслужбы принимают решение, которого давно добивалась всемирная преступная организация, проговаривается на заднем плане. Как и фраза злодея Кристофа Вальца о демократии, «которая не пойми что», выглядят если не критикой, то замаскированной иронией в адрес существующей политической системы. А уж взорванный офис (реально существующий) британской разведки смотрится уж и вовсе символично.

Оператор Хойте Ван Хойтема, великолепный стилист («Интерстеллар», обе версии «Впусти меня»), погрузил Бонда и все, что его (и нас) окружает в сплошные сумерки. Причем, не сумерки богов, как в Голливуде обычно бывает, а сумерки обычных, живых людей. Крейговский Бонд выполняет всю предписанную ему и выверенную за десятилетия программу упражнений суперагента телом простого человека, а не киношного супермена. Он больше не выглядит туристом, бесконечно юзающим достижения мировой лакшери-индустрии. Хотя действие «Спектра» разворачивается все в тех же туристических мекках, а машина и часы по-прежнему при нем. Но даже вечный праздник — Рим у Хойтема и Мендеса выглядит напряженно-сумрачно, насторожившись непарадными ракурсами своих достопримечательностей, затаившимися во тьме виллами и палаццо со злодеями.

Леа Сейду в фильме «007: Спектр»
Леа Сейду в фильме «007: Спектр»

Сверхудачная формула Мендес+Крейг дополнена в «Спектре» третьей составляющей. Леа Сейду в фильме не просто «девушка», а полноценная героиня. Хотя играть девушке Бонда, традиционно,  почти нечего, Сейду превращает это «почти нечего» в интересную актерскую работу, на удивление, не последнюю в ее карьере Причем, она — едва ли не первая актриса в этом амплуа, не обладающая ярко выраженной модельной внешностью. Зато Сейду необычайно подходит Крейгу. Вместе они составили один из самых успешных и, что удивительно, трогательных экранных дуэтов на экране. Что интересно, в «Спектре» даже проскакивают нотки сентиментальности. На фоне такого дуэта как Крейг-Сейду ну уж очень быстрый роман Бонда с персонажем Моники Белуччи в начале картины остается почти незамеченным.

Равно как и песня под маловразумительные заглавные титры, худшие, пожалуй в истории Бондианы. «Writing's On The Wall» Сэма Смита вполне могла бы украсить собой полуфинал какого-нибудь евровидения, но никак не стать очередной официальной песней прославленного сериала. Как написали на каком-то форуме, «этой песне не хватает яиц». При том, что в целом оригинальная музыка Томаса Ньюмана в фильме отличная, и Сэм Мендес блестяще пользуется ею для создания атмосферы.

По сюжету и интонации «Спектр» получился прямым продолжением «Скайфолл». Не упустив ни одного классического элемента Бондианы (взрывы — автомобиль — девушка), Сэм Мендес рассказал совершенно новую историю, напряженную и захватывающую. А главное — при всей зрелищности — неожиданно серьезную. Которая вполне соотносится с содержимым самых актуальных сообщений с сайтов информагенств.

При, казалось бы, полном погружении в скепсис и тьму , «Спектр» в итоге не выглядит пессимистично. Это все-таки развлечение с вполне четко прочитывающимся и благородным посылом. Последнее по теперешним пустоватым на идеи киновременам даже очень интересно. Хотя хеппи-энд у Мендеса и получился мрачноватым: победить зло в человеке полностью все равно невозможно. Но выход есть. Джеймс Бонд и его нынешние создатели совершенно правы — с наступлением сумерек главное, чтобы рядом с тобой был верный и любящий человек. Пережить бесконечную ночь вместе с ним будет несравненно легче.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия