Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Страсти Христовы Страсти Христовы

«Страсти Христовы»: Последнее искушение

Антон Сидоренко, 26 апреля 2004 г.

«Кровавые муки умирающего Спасителя. Что может быть увлекательней? Миллионы страждущих уже прикоснулись к запечатленной на пленку святыне. Прикоснись к ней и Ты! Сегодня вечером на Первом Трансцедентальном!»

Если так пойдет и дальше, то такие или почти такие заставки будут предварять выход «Страстей Христовых» на каком-нибудь провинциальном телеканале через энное время. С тех пор, как библейские истории впервые попали на киноэкран, зритель привык ко многому, но впервые нам предоставляется возможность увидеть НАСТОЛЬКО страдающего Сына Божиего. Весь проект Мела Гибсона построен именно на этой фишке.

В кабинете у директора минского Музея Кино без передыху раздаются телефонные звонки. Школьники старших классов просят устроить просмотры фильмов, поставленных по классическим произведениям. И действительно, при теперешней школьной нагрузке легче выдержать шестичасовую киноэпопею Сергея Бондарчука, чем прочесть все четыре тома «Войны и мира». Сам таким был и «Людзi на балоце» смотрел школьником по телевизору, а прочел гораздо позже. Говорят, просто время настало такое, и человеческий мозг потихоньку разучивается воспринимать текстовую информацию. Библия — чудесный объект для экранизации, грандиозный сценарий суперзрелищного блокбастера. Никого это уже не удивляет, даже Папу Римского с его знаменитой фразой про то, что «все так и было». Публику больше интересует, сколько человек померло в Америке от пережитых на «Страстях» ощущений, чем элементарный в таком случае вопрос: а не святотатство ли все это? Кажется, все забыли, за что и за КОГО страдал Иисус, процесс оказывается важнее содержания.

Франческо де Вито, Джеймс Кэвизел и Христо Живков в фильме «Страсти Христовы»
Франческо де Вито, Джеймс Кэвизел и Христо Живков в фильме «Страсти Христовы»

В таких случаях всегда вспоминаешь мусульман, у которых художественное изображение Пророка просто немыслимо. И понимаешь, как далеко наш западный мир ушел от своих моральных истоков. Можно сколько угодно говорить о свободе художественного волеизъявления, демократии и т.д. (это важные понятия, без них жить на планете было бы совсем неинтересно). Но не стоит забывать, что «Страсти Христовы» созданы с простой и понятной целью — наварить как можно больше бабла, что у Гибсона и компании с успехом и произошло. Не удивлюсь, если фильм в итоге будет более доходным чем «Титаник». (Не стоит забывать, что «Титаник» стоил по меньшей мере 200 млн. долларов, а «Страсти» всего лишь 25). Несколько лет назад духовенство и толпы верующих протестовали против показа фильма Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа». В фильме была показана неканоническая (отличающаяся от библейской) версия жизни Назаретянина. Но картина Скорсезе была экранизацией ЛИТЕРАТУРНОГО произведения, романа, а не священной книги более чем миллиарда людей.

«Страсти Христовы» от Евангелия не отступает ни на йоту. Страдание и Боль бесконечными потоками льются через край экрана в зрительный зал. Для чего приходят смотреть этот фильм? Да уж не для того, чтобы не тратить время на чтение Библии. Даже в бывшем СССР, где бывший партактив за минуту пересмотрел свои взгляды и вооружился толстыми пасхально-рождественскими свечами на все случаи жизни, самый распространенный в мире сюжет знает и стар, и млад. Кинотеатр — не место для молитвы, туда идут за развлечением, за веселым времяпрепровождением, за острыми ощущениями, обещанными мощной рекламой. И уж в очень редких случаях, и чаще неосознанно — чтобы задуматься. Так вот, фильм Мела Гибсона гарантирует вам исключительно острые ощущения.

Майя Моргенштерн в фильме «Страсти Христовы»
Майя Моргенштерн в фильме «Страсти Христовы»

А как же церковь, спросите Вы. В любом храме присутствует изображение распятого Христа, порой вполне натуралистичное. Но икона или религиозная статуя — не просто произведение искусства, иконы пишут монахи или художники, давшие специальный обет. Кинофильм иконой ни в коем случае быть не может! Представьте себе, что на входе в церковь или костел у вас берут входную плату (в Европе с туристов берут, тем самым признавая, что собор святого Павла в Лондоне, например, это больше экскурсионный, чем религиозный объект). Экранизируя Евангелие Гибсон должен бы заплатить всем верующим христианам за коммерческое использование их святынь. Символично, что руки, прибивающие актера-Христа к кресту — это руки самого режиссера Гибсона. Не думал, наверное, Иисус, что после своего распятия его будут в бизнес-целях распинать еще тысячи и тысячи раз, да еще и деньги за показ брать.

Поэтому отнеситесь к фильму просто, как к истории о человеке, которого сначала избили, потом заставили крест на спине таскать, а потом на этом кресте подвесили за городом. Если сможете. И если вам будет интересно смотреть «просто на человека», а не на Иисуса. Ведь фильм действительно зрелищный и заслуживает возврата вложенных средств.

P.S.

Непонятно только, чего американцы падали в обморок. Предлагаю вложить соответствующие средства в рекламу и прокатить по США «Иди и смотри» Элема Климова. Нужное количество сердечных приступов гарантированно.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия