Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
9 рота 9 рота

«Девятая рота»: Сын за отца

Антон Сидоренко, 31 октября 2005 г.

Не знаю как у вас, но у меня в детстве больше половины игрушек было военных. Тогда, в 1980-е, все дети играли в войну, в «наших» и «фашистов».

Наверное, это все-таки лучше, чем в «омон» и «террористов». Но суть остается одна: мальчики любят играть в войну. Мужчинами они становятся, когда попадают на войну настоящую.

Федора Сергеевича Бондарчука очень долго держали за мальчика, правда «золотого», из-за непомерного кинематографического веса его семьи. Хотя, по внешнему виду, он самый настоящий мужик, здоровый и довольно зверовидный. Чего только стоит его небольшое, но эффектное появление в начальных титрах дебюта другого «золотого мальчика» Филиппа Янковского! Находясь в тусовке, в постоянном московском «движении», Федор Бондарчук, рекламщик и клипмейкер, воспринимался широкой публикой, в лучшем случае, как главный даунхауз потерянного поколения российского кино, потонувшего в рекламном глянце Садового кольца. Прорвать кольцо скепсиса мог проект по масштабам соответствующий фамилии Бондарчук. И этот проект появился.

«Девятая рота» по теперешним понятиям фильм не менее сложный для постановки, чем в свое время были картины Бондарчука-старшего. Конечно, «Война и мир», «Ватерлоо» и «Они сражались за Родину» — это такие колоссы, которые в истории кино бывают только один раз. Но и «Девятая рота» в масштабах современного российского кино явление почти выдающееся. Среди шеренги новорусских «блокбастеров» («Ночной дозор», «Турецкий гамбит», «Бой с тенью», «Статский советник») фильм Бондарчука-младшего выделяется интересным и продуманным сценарием Юрия Короткова, грандиозными батальными сценами и прицелом на широкую аудиторию. Что касается последней, то в переполненном зале столичной «Москвы» я заметил большое количество людей старше сорока-пятидесяти лет. Для современного белорусского кинопроката, чьи зрелища в основном предназначены для 12-20-летних, этот фильм — настоящий прорыв и золотое дно.

Алексей Чадов и Иван Кокорин в фильме «9 рота»
Алексей Чадов и Иван Кокорин в фильме «9 рота»

Афганская война — целая важная страница в жизни СССР. Советский кинематограф осмыслить и описать ее не успел, хотя и делал натужные попытки в «Опаленных Кандагаром» и «Афганском изломе». Перефразируя одного известного военачальника, война не окончена, пока про нее не снят хотя бы один стоящий фильм. В СССР этот фильм снять не успели, а потом Афганская эпопея мгновенно устарела и стала киношникам не интересна. И вот, для своего дебюта Ф. Бондарчук выбрал именно Афган, а не Чечню. Хотя истории подобные «Девятой роте» случались в каждой первой горячей точке после распада Союза. Почему же именно Афган?

Чеченские события еще не подернулись серым пеплом, не засахарились, у них еще нет своей устойчивой мифологии. Отношение к Чечне у российского общества эволюционирует вместе с каждым поворотом кремлевской политики. Афган же — уже история, причем ее участники еще живы и активны настолько, чтобы прийти в кинотеатр. Конечно, я не думаю, чтобы авторами проекта двигали чисто меркантильные соображения. Скорее, они хотели первыми вступит на афганскую terra incognita, про которую уже стали забывать. А ведь в Афганистане русская (советская) армия последний раз показала себя как действующая боеспособная единица. Она почти десять лет выполняла поставленную задачу и была готова выполнять ее еще десять. Не вина военных, что задача не имела положительного решения…

Но «Девятая рота» фильм не столько про Афганистан, сколько про Войну вообще и русского человека на этой войне. Для нас, белорусов, Слава Богу, живущих в невоенной, мирной (может быть, даже чересчур в это беспокойное время) стране этот фильм как этакий привет из недавнего прошлого. В беспрестанно воюющей России с ее воспаленно-болезненным имперским мышлением «Девятая рота» воспринимается наверняка гораздо острее, и публика заполняет залы не только из-за всемерной информационной поддержки Костеньки Эрнста.

Артур Смольянинов в фильме «9 рота»
Артур Смольянинов в фильме «9 рота»

Насколько я знаю, ветераны «афганской кампании» фильм не одобрили. Их эмоции несложно понять: Бондарчук служил в элитарном кавалерийском полку «Мосфильма», сценарист Коротков в Афгане тоже не был. Как ЭТО было ТАМ, авторы «Девятой роты», разумеется, со стопроцентной точностью восстановить не в силах. Бондарчук сотоварищи пытались передать те ощущения, что испытывали 18-20-летние ребята, когда опускалась рампа АН-12 и пыльная жара Кандагара, Баграма или Кабула раз и навсегда врывалась в их жизни. 40-50-летним эти ощущения заново уже не испытать. У ветеранов есть свой эталон воспоминаний, которому любое кино в подметки не годиться.

Разумеется, «Девятая рота» — не откровение, не философское roadmovie в духе копполовского «Апокалипсиса» и не пацифистское—антиармейское творение a-la «Full Metal Jacket» Кубрика. Прямо скажем, в художественном отношении Федору Сергеевичу у классиков, в том числе и у собственного отца, еще учиться и учиться. Зато как баталист Бондарчук-младший — верный последователь своего отца. Боевые сцены — самые ценные и впечатляющие в фильме. По технике операторской работы и короткому скачкообразному монтажу «Девятая рота» больше напоминает «Падение «Черного ястреба» Ридли Скотта, в следовании манере которого Бондарчук в общем-то признался. Но впечатляет не только размах съемок и количество задействованной техники и земляных столбов от взрывов. За людьми у Бондарчука следить не мене интересно. Ведь главная тема его фильма — люди на войне с их инстинктами, мыслями, живыми эмоциями. Короче, люди, а не декорации. Именно интересными, живыми характерами отличались фильмы Бондарчука-старшего от идеологизированных полотен Юрия Озерова — советского кинобаталиста номер два («Битва за Москву», «Освобождение»). (Кстати, Бондарчук-младший оканчивал во ВГИКе именно мастерскую Озерова).

Михаил Пореченков в фильме «9 рота»
Михаил Пореченков в фильме «9 рота»

В «Девятой роте» все характеры максимально живые и молодому зрителю понятные. Лютый, Ряба, Стас, Серый, Чугун, Джоконда, Пиночет, Хохол... Их словно только что взяли с улицы того же Красноярска, это даже не советские парни восьмидесятых, не простые заводские хулиганы. Они явно представители нового, непоротого поколения, для них армия не школа мужества, они туда попали случайно. Бондарчук явно хотел создать коллективный портрет целого поколения. Эта задумка удалась менее всего. Смачный пседоукраинский персонаж, который ругается с солдатом-кавказцем выглядит нелепо, будто его вставили в картину по желанию киевского канала «1+1», одного из производителей фильма. Для полноценных портретов в «Девятой роте» не хватает ни места, ни времени. Портрет советского солдата-афганца остается размытым и ждет следующего смелого творца.

Таким же размытым остается и коллективный портрет Врага. Умный лейтенант-разведчик только сообщает, что победить Его невозможно… В остальном афганцы ничем не отличаются от арахнидов из «Космического десанта» Пола Верхувена, а «голубые береты» в Афгане от десантников на чужой планете. Для Бондарчука это совсем не важно.

Но при куче недоработок (или сознательных упущений?) «Девятая рота» все равно поражает своим драйвом и безумно красивой картинкой оператора Максима Осадчего. Пока это самый удачный российский фильм этого сезона.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия