Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Жасмин Жасмин

«Жасмин»: Из князи в грязи

Антон Сидоренко, 28 сентября 2013 г.

Спускаться по ступеням социальной лестницы куда тяжелее, чем подниматься на ее вершину. К роскоши и комфорту привыкаешь мгновенно, а вот стать таким «как все» и внезапно оказаться перед необходимостью зарабатывать на хлеб насущный, смерти подобно.

В отличие от предыдущей невнятной пробежки по околоримским анекдотам, в новой картине Аллен возвращается к своему привычному авторскому слогу. Фирменная мягкая ирония на этот раз сопровождает самую настоящую драму, если не сказать трагедию. Героиня по имени Жасмин страдает именно из-за потери своего социального статуса, который ей обеспечивал успешный муж-финансист. Случайно вознесенная в праздный класс и ставшая его натуральным членом, Жасмин в очень убедительном исполнении Кейт Бланшетт, также случайно покидает высокую орбиту. А Вуди Аллен, который на этот раз на экране не появляется, еще раз иллюстрирует свою излюбленную метафору об игре фортуны.

Крайне редко прибегавший к жанру чистой драмы, в «Жасмин» Аллен не оставляет никаких шансов и даже намеков на хеппи-энд. Катарсис он зрителю тоже не гарантирует. Сошествие героини в ад маленьких «нормальных» людей в фильме иллюстрируется переездом из дорогой квартиры на Манхэттане в Сан-Франциско и совместной жизнью с сестрой-продавщицей.

Возможные параллели с Тенесси Уильямсом и его бессмертным «Трамваем «Желание» вполне уместны. Ведь в отличие от нескольких предыдущих, ни к чему не обязывающих опусов маэстро Аллена, «Жасмин» ярко живописует нашу нервную эпоху финансовых катаклизмов и кризиса общества потребления, когда из князи в грязи и наоборот происходит быстрей, чем перелет из Нью-Йорка на Западное побережье.

Кейт Бланшетт и Алек Болдуин в фильме «Жасмин»
Кейт Бланшетт и Алек Болдуин в фильме «Жасмин»

Подобно уильямсовской Бланш Дюбуа Жасмин Аллена живет в мире иллюзий. Но в отличие от автора «Трамвая» Аллен своей героине не сочувствует, заставляя ее по капле выпить полную чашу всевозможных унижений, которые рядовые члены общества попросту не сочли бы таковыми.

Главный изъян грустной Жасмин (в оригинале фильм так и называется) — в потрясающей неспособности к труду. Абсолютно халявная работа секретаря дантиста, на которую ее устраивают по протекции, оказывается для Жасмин куда как более сложной. Учиться элементарной компьютерной грамоте ей удается тоже с грехом пополам. Для трудоголической Америки героиня Кейт Бланшетт — персонаж, безусловно, отрицательный, который должен вызывать, скорее, недоумение, чем сочувствие окружающих. Не удивительно, что сам автор не предлагает для своей героини никакого положительного выхода.

Унесенная ветром социальных перемен Бланш Дюбуа Уильямса вызывала куда больше сочувствия — в новом жестоком, мире, лишенном поместий и привилегий, она была неведомо как залетевшим пришельцем, легкокрылым мотыльком, внутрення красота которого очаровывала зрителя. Жасмин и ее бывший муж, обманщик и авантюрист, — типичные паразиты, ловко оседлавшие неидеальную систему.

Питер Сарсгаард и Кейт Бланшетт в фильме «Жасмин»
Питер Сарсгаард и Кейт Бланшетт в фильме «Жасмин»

В конце концов, Жасмин не угрожает полное фиаско и жизнь на улице в картонной коробке. Окружение, в которое она попала в Сан-Франциско (далеко не самом дешевом месте в Штатах), звезд с неба не хватает, но вполне обходится без сумочек Hermes и загородных особняков. В том же бывшем СССР обладатели куда более почетных профессий, чем упаковщица продуктов в универмаге и слесарь в гараже живут в куда более стесненных условиях, чем сестра Жасмин и ее мачо-бойфренд.

Предоставим самим американцем расценивать «Жасмин» с точки зрения остроактуального. Говорят, в первые дни проката в США к кинотеатрам, крутящим «Жасмин», выстраивались настоящие очереди и что это едва ли не самый успешный в коммерческом отношении фильм Вуди Аллена за всю его карьеру. Показательно, что и в минских кинотеатрах «Жасмин» не пошел по фестивальной линии ограниченного проката, чему свидетельством зритель разного возраста и культурных предпочтений в зале.

Так или иначе, крепкий, хотя и не шедевральный, не вызывающий прежних интеллектуальных оргазмов «Жасмин» символизирует новый, вновь американский этап творчества Вуди Аллена. Памятуя, что в Голливуде в семьдесят шесть жизнь только начинается, чему пример шедевры восьмидесяти-с-лишним летнего Клинта Иствуда, ветерана Нового Голливуда семидесятых Теренса Малика и разыгравшегося под финал Роберта Олтмана, пожелаем большому маленькому человеку Вуди творческих сил и вдохновения, а нам терпения дождаться его следующих работ. «Жасмин» же засчитываем в актив и будем рассматривать в качестве самых удачных фильмов в этом году.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия