Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Матильда Матильда

«Матильда»: С чего начинается Айдингер

Антон Сидоренко, 25 октября 2017 г.

История жизни балерины императорских театров Матильды Кшесинской настолько увлекательна, что даже интересно, почему к ней до сих пор не обращались серьезные кинематографисты. Хотя имя Кшесинской (вспомним знаменитый особняк, занятый большевиками в 1917) всегда было на слуху, подробности ее личной биографии, так плотно связанной с судьбой империи и последних Романовых, на большой экран пока не попадали.

На удивление, не попадают они в кадр и в фильме Алексея Учителя. Его «Матильда» оказалась совсем не исторической лентой о запретной любви последнего российского царя, а чем-то отдающим голливудским кинокомиксом. По жанру «Матильда» ближе всего к мелодраме, причем, сериального разлива. В картине Учителя действуют не полноценные личности, а водевильные персонажи в масках исторических героев. Их соответствие реальным образам также весьма условное. И если немецкая театральная звезда Ларс Айдингер внешне похож на Николая (правда, под определенным углом актер напоминает, скорее, Олега Янковского в образе императора из картины Карена Шахназарова «Цареубийца»), то Александра также немецкой актрисы Луизы Вольфрам никак не тянет на будущую самодержицу Всероссийскую.

Как выглядела «та самая» Кшесинская, впрочем, никто не помнит. В этом смысле польской актрисе-вундеркинду, восходящей европейской звезде Михалине Ольшанской повезло (некоторым зрителям прошлогоднего МКФ «Лістапад» в Минске до сих пор снится ее Ольга Гепнарова — девушка-маньяк из одноименной чешской картины). Может быть поэтому актриса держится в кадре свободнее коллег — ее Матильда однозначно переигрывает партнеров по любовному треугольнику.

Вполне справились со своими скромными задачами в «Матильде» Сергей Гармаш, Данила Козловский и Евгений Миронов. Гармаш, который появляется в самом начале в нескольких эпизодах в роли Александра Третьего, лично представлял картину на предпремьере в Минске и был искупан в зрительских овациях. Козловскому повезло исполнить в фильме эффектную роль смутьяна — мифического воздыхателя Кшесинской. Актер отлично вписался в шаблонный образ «странного русского». Миронов идеально подошел к конвейерному образу «странного иностранца» — хореографа императорского балета.

Михалина Ольшанска и Ларс Айдингер в фильме «Матильда»
Михалина Ольшанска и Ларс Айдингер в фильме «Матильда»

Точно так же Ингеборга Дапкунайте вписалась своим знаменитым литовским акцентом в роль матери Николая, императрицы Марии Федоровны, датчанки по рождению. Режиссер Учитель взял от весьма одаренных актеров только одну сторону их многогранного таланта. Для задуманной по голливудскому образцу «Матильды» этого оказалось вполне достаточно. 

От всегда балансировавшего на грани артхауза Учителя вполне можно было ожидать чего-то более тонкого, какого-нибудь постмодернистского стеба в духе «Анны Карениной» Джо Райта по сценарию Тома Стоппарда. Неслучайно в «Матильде» присутствуют явные или скрытые отсылки к другим фильмам — от «Агонии» Элема Климова до «Престижа» Кристофера Нолана. Но Алексей Учитель предлагает лубок в духе его же некогда провалившегося в прокате фильма «Край» — нечто интеллектуально упрощенное и визуально изобильное, рассчитанное, скорее, на внешнего во всех смыслах зрителя (для тех, кто живет внутри МКАД, в том числе). Не зря он выбирает на главные роли европейских исполнителей. Хотя в роли Матильды подсознательно ожидаешь увидеть Елизавету Боярскую, раз уж ее законный супруг Максим Матвеев озвучивает Айдингера — Николая.

Впрочем, вариации на тему развесистой клюквы — не хватает только подмигивающего Распутина в косоворотке с поролоновой бородой да полуосушенной бутылью спиртного в кадре — Учителю удаются не в полную силу. Алексей Ефимович все-таки режиссер более тонкий. А в «Матильде» он намеренно идет по пути максимального упрощения. Его Россия и не Россия вовсе, даже на конфетки-бараночки не тянет как следует, все ушло в потолочную дворцовую позолоту.

Ингеборга Дапкунайте, Луизе Вольфрам и Ларс Айдингер в фильме «Матильда»
Ингеборга Дапкунайте, Луизе Вольфрам и Ларс Айдингер в фильме «Матильда»

Режиссеру явно не хватило таланта Бориса Акунина, чтобы превратить «Матильду» в ироничный стим-панк с историческим подтекстом. Не хватило ему и наглости «Сибирского цирюльника» Никиты Михалкова двадцатилетней давности — если уж и насиловать историю многострадальной матушки-России, то воистину с его глубоким, купеческим размахом. Дебют любовной драмы Матильды Кшесинской на экране спасло бы и превращение в новомодный мюзикл — несколько хороших танцевально-песенных номеров перевели бы фильм Учителя в требуемый водевильный формат, придали ему ту долю условности, с которой и следует презентовать подобные сюжеты. А в нынешнем виде до классического уровня заявленного в качестве одного из производителей Мариинского театра картина не дотягивает.

Слабое звено «Матильды» — многократно переписанный сценарий, в котором явно не хватает настоящей, а не опереточной драмы. Не помог и последний из целого ряда задействованных сценаристов — знаменитый писатель-постмодернист Александр Терехов, один из лучших литераторов современной России, скромно заявленный в титрах под фамилией Александров.

Так что, скандал вокруг фильма пошел только на пользу его создателям — кассовый провал «Матильде» явно не грозит. Грозит ли ей место в истории как синдрому предчувствия каких-то глобальных процессов в российском обществе? Из соседней страны, которая лишь по исторической необходимости говорит на языке бывшей империи Романовых, вся история с фильмом Учителя смотрится несомненным фарсом. И даже подметные письма в адрес минских кинотеатров в сравнении с российскими аналогами кажутся детским лепетом. Равно как и история дерзкой польской соблазнительницы, что посмела влюбить в себя целый сонм великих российских князей, выглядит из-за границы чужой и уже далекой.





архив

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...

Лістапад-2017: Качество + количество

Минский международный может с полным правом называться настоящим кинофестивалем — выстрадал за четверть века.

«Дюнкерк»: Самый широкий пролив

«Дюнкерк» Кристофера Нолана — редкий случай батального жанра с пафосом правильного градуса.


Пишите нам
© 2017 redmount
мобильная версия
iPhone-версия