Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Дюнкерк Дюнкерк

«Дюнкерк»: Самый широкий пролив

Антон Сидоренко, 3 августа 2017 г.

Cъемки военного кино в эпоху компьютерных танчиков и самолетиков поставлены на поток. Эмоциональная память о войне утрачена с последним поколением участников WWII, компьютеры творят чудеса. Правда и количество тематических форумов зашкаливает: малейшая ошибка в детализации амуниции или места-времени действия чревата провалом и бурными потоками самой отборной критики от диванных специалистов.

На людей в кадре фанаты батального жанра обращают внимания все реже, а на количество кубиков в петлицах все чаще. Хотя большинство современных киновояк только за одно выражение лица хочется отправить или в борщ, или в красную армию. Но сами по себе батальные сцены очень выигрышны и позволяют пропихивать между ними самую убогую драматургию и фальшивый пафос.

«Дюнкерк» Кристофера Нолана — редкий случай батального жанра с пафосом правильного градуса. В эпоху тотальной постправды картина Нолана смотрится не только образцом редкого теперь голливудского большого авторского стиля, но и очень уважительной попыткой рассказа об ихней «брестской крепости со счастливым концом» — уникальной спасательной операции по перевозке британских и французских войск из континентальной Европы через Ла-Манш в 1940 году.

Самый главный визионер Большого Голливуда наших дней, Нолан сочинил очень масштабное, в кубриковском духе зрелище, которое только и снимать на настоящие 70 миллиметров и смотреть в IMAX. Шедевр Нолана — не реконструкция, как у других, условно «исторических» лент, вроде тех же недавних «28 панфиловцев». Здесь нет дешевой на вид и уже порядком поднадоевшей компьютерной графики — оператор «Интерстеллара» Хойте ван Хойтема вживую снимал реальные «твердые» объекты — самолеты, корабли или их макеты.

Фионн Уайтхед в фильме «Дюнкерк»
Фионн Уайтхед в фильме «Дюнкерк»

Пятидесятилетний Нолан сделал один из лучших, в любом случае, один из самых интересных своих фильмов, цельный, динамичный, напряженный, подобный сжатой пружине. Ритм на экране задает отличный саундтрек композитора Ханса Циммера, возможно, лучший в его карьере. По четкости организации звукового пространства музыка Циммера к «Дюнкерку» может посоперничать с знаменитой темой Клауса Дольдингера к знаменитому фильму Вольфганга Петерсена «Das Boot».

«Дюнкерк», с одной стороны, продолжает традицию больших батальных полотен вроде американского кинополотна о высадке союзников в Нормандии «Самый длинный день» (1962), с другой стороны, лишен «правильных» идеологических построений, почти повсеместно принятых в военном кино — от советских застойных эпопей Юрия Озерова до недавнего моралите «По соображениям совести» Мела Гибсона.

В «Дюнкерке» Кристофер Нолан опять затевает игры с памятью, на этот раз коллективной, исторической, и растягивает время в зависимости от точки зрения своих персонажей. Война в «Дюнкерке» одна на всех и у каждого своя — морских пехотинцев, моряков, летчиков. Нолан снимает своеобразный реквием по Дюнкерку, по всем, кому не удалось пересечь Ла-Манш в мае 1940-го и всем, кому это удалось. Картина рассказывает именно о них, островитянах, стремящихся пересечь ставший внезапно таким широким обычно такой узкий Канал.

Несмотря на свою впечатляющую голливудскую зрелищность, все свои взрывы, эсминцы, спитфайеры, самая сильная драма в «Дюнкерке» происходит в кадре именно с людьми. Война у Нолана показана не как последовательность каких-то исторических событий или перемещений войск, а как большая мясорубка, во временную воронку которой стремительно засасывает большие массы людей. И эту массу режиссер сумел представить как совокупность полноценных личностей, не пешек, не шестеренок и не винтиков. А главных действующих персон одного из интереснейших фрагментов мирового катаклизма.

Том Глинн-Карни и Киллиан Мерфи в фильме «Дюнкерк»
Том Глинн-Карни и Киллиан Мерфи в фильме «Дюнкерк»

Нолан не старается осовременить или, наоборот, сделать из своих актеров людей из сороковых-роковых. Все персонажи в «Дюнкерке» выписаны без героического пафоса, но с максимальным уважением. От пилота Тома Харди до адмирала Кеннета Браны и потерявшего голову в бою персонажа Киллиана Мерфи — у каждого из них прочитывается своя личная драма. Наверное, главный талант Нолана все-таки в умении сочетать персональные истории с голливудским размахом.

Примечательно, что враг появляется в «Дюнкерке» лишь мельком и в паре кадров. Так что для желающих поиграть в аллюзии здесь есть где разгуляться. При этом британец Нолан не был бы британцем, если бы не замкнул свое кино на собственно Британии. Его фильм — островной вариант Голливуда: все аттракционы и детали заточены под соотвествующие культурные коды — самое то для многочисленных фанатов Альбиона.

Жаль, что в большинстве минских кинотеатрах «Дюнкерк» идет в глухом русскоязычном дубляже, что, например, не позволило насладиться британским английским сэра Майкла Кейна, который озвучивает вступительный текст в самом начале фильма. Но в остальном британская специфика проявляется весьма сильно — от джентельменского характера яхтовладельцев, который добровольно отправляются вызволять своих ребят из континентальной ловушки до слегка забавных кадров с эвакуированными на Остров военными: те сразу попадают в комфортные английские купе, читают утренние газеты с репортажами о своем героизме... Как говорится, все были союзниками, но война у каждого была своя. Темы отношения к отступившим и проигравшим касаться и вовсе не стоит — у «могущих повторить» она до сих пор актуальна и болезненна.

У «Дюнкерка» не отнимешь именно ощущения актуальности. Используя антураж WWII, Кристоферу Нолану удалось снять кино про тревожность нашего времени. И тревожность эта абсолютно уникальна, ее не могут передать многочасовые баталии за штурвалом компьютерного танка или посещения бутафорских «линий». Эта тревожность заставляет поеживаться в комфортабельном кресла современного мультиплекса и запоминается хорошо и надолго. Хорошо было этим, убежавшим на остров. У нас тут никаких проливов не предусмотрено...





архив

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...

Лістапад-2017: Качество + количество

Минский международный может с полным правом называться настоящим кинофестивалем — выстрадал за четверть века.


Пишите нам
© 2017 redmount
мобильная версия
iPhone-версия