Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Прекрасные дни в Аранхуэсе Прекрасные дни в Аранхуэсе

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»: Into Her Arms

Антон Сидоренко, 15 февраля 2017 г.

«Счастливой любви не бывает», — как мантру несколько раз подряд повторяет герой нового фильма Вима Вендерса. Но эти слова очень далеки от обывательского «Нет в жизни С.». Счастье есть и выглядит именно таким — мягкий день, солнце сквозь шум летней листвы, мужчина и женщина.

Больше всего «Прекрасные дни в Аранхуэсе» похожи на сеанс психотерапии. Индивидуальной, парной или групповой, как уж кому бог на душу положит. Индивидуальной занимается очевидное альтер эго автора, драматург (актер Йенс Харцер), выстукивая на пишущей машинке диалоги своей пьесы и попутно вспоминая что-то очень для себя важное. Парной — его персонажи, Он и Она, в длинных монологах по очереди раскрывая друг перед другом свое мужское/женское. Групповой, кажется, все зрители перед экраном в зале.

Вим Вендерс никогда не выбирал легких путей к сердцу зрителя. «Прекрасные дни» — не исключение. Экранизация пьесы его друга и давнейшего соавтора Петера Хандке («Страх вратаря перед одиннадцатиметровым», «Ложное движение», «Небо над Берлином») статичная и монотонная. Зрителя она почти усыпляет, точнее, гипнотизирует. Причем настолько, что немногие оказываются в состоянии покинуть зрительный зал. Картина берет другим.

«Прекрасные дни» — изощренный киноперформанс. Время, пространство и действующие лица в нем перепутаны и весьма условны. Экспериментатор Вендерс сделал свой фильм принципиально таким, чтобы прочувствовать «Прекрасные дни» можно было только в кинотеатре. Он смело расширил глубину кадра, снабдив каждого зрителя стерео-очками.

Реда Катеб и Софи Семен в фильме «Прекрасные дни в Аранхуэсе»
Реда Катеб и Софи Семен в фильме «Прекрасные дни в Аранхуэсе»

Эта картина — редкий случай в современном авторском кино, когда 3D-эффект использован по делу. Обычно особых аттракционов режиссеры поколения Вендерса не используют. Но именно стерео дает лучше всего прочувствовать те порывы легкого ветра на листьях деревьев, что, в сущности, и называются счастье.

Охотник снимать философское по своей сути кино, Вендерс всегда тяготел к долгим планам и внутрикадровым монологам. Адаптация разговорной театральной пьесы на две персоны практически полностью состоит из двух чередующихся монологов, видимо, некогда влюбленных друг в друга немолодых уже людей. Эти монологи бесконечны и, в принципе,  наполнены расхожими фразами. Но в хорошем кино самое важное происходит между словами. По сути, бесконечные интимные спичи персонажей Реда Катеба (мужчина) и Софи Семен (женщина) здесь лишь фон к чему-то гораздо более глубокому и обычно невыразимому.

Ник Кейв в фильме «Прекрасные дни в Аранхуэсе»
Ник Кейв в фильме «Прекрасные дни в Аранхуэсе»

Куда выразительнее слов оказывается музыкальный автомат — едва ли не отдельный и самый живой персонаж фильма. Запас винила в нем впечатляет — от «Perfect Day» Лу Рида, с которой, собственно, и начинается фильм, до живого исполнения «Into My Arms». Для Ника Кейва это камео в «Великолепных днях» стало едва ли не лучшим появлением на экране со времен триумфального дебюта у Вендерса в «Небо над Берлином».

«Into My Arms» в «Великолепных днях» не выглядит вставным номером или специальной интермедией, призванной разбавить нарочитую монотонность остального фильма. Весь тон картины задан этой печальной и глубокой композицией Кейва. Вендерс снял камерную и, кажется, для всей авторов очень личную (драматург Хандке лично появляется в кадре тенью садовника) драму о сентиментальной безнадежности любовных взаимоотношений. Нерушимых в своем неизбежном постоянстве, как сезановский портрет горы Сент-Виктуар, в который Вендерс и его оператор Бенуа Деби погружают свой финальный кадр и взгляд зачарованного зрителя.





архив

Лістапад-2017: Качество + количество

Минский международный может с полным правом называться настоящим кинофестивалем — выстрадал за четверть века.

«Матильда»: С чего начинается Айдингер

История жизни балерины императорских театров Матильды Кшесинской настолько увлекательна, что даже интересно, почему к ней до сих пор не обращались серьезные кинематографисты...

«Дюнкерк»: Самый широкий пролив

«Дюнкерк» Кристофера Нолана — редкий случай батального жанра с пафосом правильного градуса.


Пишите нам
© 2017 redmount
мобильная версия
iPhone-версия