Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Рождество, опять Рождество, опять

«Рождество, опять»: Елки бруклинские

Антон Сидоренко, 12 января 2017 г.

Смысл этого праздника в том, что он идеально обостряет все чувства. Как у верующих в оленей Санты, так и у верующих только в оленей на свитерах. Картина американца Чарльза Покела рассказывает именно об остром чувстве одиночества посреди главного холидея в недрах главного города мира.

Но Рождество и примыкающий к нему Новый Год замылены в кино так, что спасти их могло только настоящее рождественское чудо. И чудо явилось. Если мы и ожидали от американского кино «Новой волны», то, вот она, начинается, получите. Лет сорок назад фильм Покела бы легко вписался в ряд картин т.н. Нового Голливуда. «Рождество, опять» — самая настоящая, где-то весьма неожиданная реалистичная драма. Ее режиссеру удалось отразить всю глубину неимоверной тщетности бытия буквально на нескольких метрах мостовой бруклинского Гринпоинта. Без пафоса и сиропа Чарльз Покел показывает большую трагедию маленького человека, сезонного торговца рождественскими елками с символичным именем Ноель.

«Рождество, опять» почти два года пробивалось к минской публике через голливудский мейнстрим и артхаусный морок. Зато теперь, Покел растопил даже циничные сердца минских интеллектуалов и прочих примкнувших к ним хипстеров. Такое внимание к реализму на экране нынче в диковинку. В напряженной тишине столичной «Ракеты» во время сеанса можно услышать как жуют праздничные конфетти олени на свитерах.

Честный и усердный Ноель в исполнении звезды американских независимых, актера и режиссера Кентакера Одли, с самого начала становится своим для аудитории в свитерах в любой стране мира. Скорее всего, потому что каждый из зрителей и очень хорошо его понимает, и очень боится оказаться на его месте. Ведь фильм Покела куда как ближе к реальности, чем ленты большинства других американских независимых. Герой Одли по ходу действия постепенно обрастает щетиной и становится похожим на типичного обитателя какого-нибудь Бушвика. Однако, в нем привлекает не классовая близость (хотя элемент социальной критики в фильме присуствует), а человеческая драма.

Кентакер Одли и Ханна Гросс в фильме «Рождество, опять»
Кентакер Одли и Ханна Гросс в фильме «Рождество, опять»

Ноель — отнюдь не мутный интеллектуал-ньюйоркер из фильмов Джо Сванберга и не расслабленно-раскуренный герой Апатоу. Герою Кентакера Одли больше сочувствуешь, а смеяться над ним в голову не приходит. Простой парень с севера штата Нью-Йорк проводит на тротуаре и в вагончике торговца рождественскими причиндалами на улице Гринпоинта далеко не самые лучшие дни. Хотя, наверное, и не самые худшие. Просто жизнь, она, как правило, такая: одиноко, холодно и непонятно, что же будет дальше.

Кентакер Одли проживает существование своего героя на минимальном расстоянии от зрителя. Скромное малобюджетное «Рождество, опять» позволяет почти погрузиться в сознание Ноеля. О внутренних переживаниях героя Одли, однако, можно только догадываться. Они выражены, скорее, не в репликах и действиях, а в закадровой музыке, которой «Догма» как раз пренебрегала. От «Арабского танца» обязательного в Штатах рождественского Чайковского до пронзительно-щемящего терменвокса — ни на какой другой рождественской киноистории последних лет вы никогда не почувствуете себя более тронутым событиями на экране.

Чарльз Покел сузил весь огромный мир до заставленного елками кусочка тротуара, и вагончика-каравана, в котором Ноель ночует и спасается от зимних холодов. Все, что оказалось за пределами объектива камеры оператора Шона Прайса Уильямса, находится в расфокусе, практически не существует.

Ханна Гросс в фильме «Рождество, опять»
Ханна Гросс в фильме «Рождество, опять»

Почерк Покела где-то напоминает классическую датскую «Догму» с ее документальным отношением к реальности. Живая камера с крупными планами, типажи-исполнители, условный хэппи-энд — чего еще вы хотели от американского независимого?.. Бруклинцы в лице обитателей польского Гринпоинта выглядят у Покела очень яркими и харизматичными, даже более интересными, чем могли бы быть профессиональные актеры.

Главную женскую роль в фильме, впрочем, исполняет именно профессиональная актриса. Романтический дуэт героев Ханны Гросс и Кентакера Одли в «Рождество, опять», может быть, один из самых странных и трагичных в кино за последнее время. В «Рождество, опять» есть пресловутый катарсис, который современный Большой Голливуд показывать почти разучился. И катарсис, опять же, тихий и правдоподобный.

Главное достоинство Покела-режиссера в том, что он твердо и четко ведет зрителя по сюжету, но не пытается навязать аудитории какие-то выводы. Итог подводит каждый себе сам: рождественская сказка может быть и такой, с разноцветными и одноцветными гирляндами, но без четко обозначенного хэппи-энда. Даже если чудо происходит только в чайном стакане, жизнь героев, как и зрителей, все равно уже никогда не будет прежней. Просто Рождество нужно хотя бы один раз пережить по-настоящему.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия