Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Неизвестная Неизвестная

«Неизвестная»: Совесть, говори

Антон Сидоренко, 22 декабря 2016 г.

В этом году братьям Дарденнам не повезло в Канне как режиссерам, но повезло как продюсерам. Их новая картина «Неизвестная» встретила холодный прием, зато «Я, Дэниел Блейк» Кена Лоуча, к созданию которой приложили руку Люк и Жан-Пьер, получил «Золотую пальмовую ветвь». Парадоксально, но по сравнению с лентой Лоуча «Неизвестная» куда более тонкая и многогранная работа.

Правда, та версия фильма, что в итоге добралась до проката, как говорят, на семь минут короче каннской. Вполне вероятно, этот последний штрих и сделал «Неизвестную» одним из лучших европейских фильмов уходящего года. Даже не принимая в расчет идейную составляющую, «Неизвестная» впечатляет своими кинематографическими достоинствами. Драматургически совершенная и необыкновенно продуманная, с точнейшей игрой актеров, она не отпускает ни на секунду и заставляет сосредоточенно молчать на финальных титрах. На фоне алармистских новостей из стремительно теряющей прежние ориентиры Европы новая лента Дарденнов смотрится с особым интересом.

Авторское кино очень часто предлагает зрителю социальную экзотику в виде непарадной стороны жизни внешне преуспевающих сообществ. Герои братьев Дарденнов всегда были именно оттуда — из маргинальных, криминальных, полуразорившихся слоев новейшей постиндустриальной реальности. В «Неизвестной» главная героиня немного другая. Молодой врач Женни в отличном исполнении Адель Энель наблюдает за миром своих небогатых пациентов со стороны, но принимает их проблемы куда ближе к сердцу, чем могла бы себе позволить, исходя из своей престижной профессии.

Братья Дарденны часто упоминают о своем увлечении миром русской литературной классики. «Неизвестная» по сути такой же антидетектив, как «Преступление и наказание». Персонажи Дарденнов мучаются моральными вопросами подобно героям Федора Михайловича и подобно последним почти все поголовно раскаиваются в итоге. Хотя раскаиваться им, в сущности, не за что: почти каждый из них совершил или, наоборот, не совершил свой поступок под воздействием каких-либо внешних обстоятельств.

Адель Энель и Оливье Бонно в фильме «Неизвестная»
Адель Энель и Оливье Бонно в фильме «Неизвестная»

В этом-то и кроется секрет притягательности дарденновских сюжетов. В отличие от социальной критики Кена Лоуча, Дарденны предлагают универсальные жизненные истории, одинаково близкие обитателям и хижин, и дворцов. Задворки провинциальной Западной Европы, где разворачивается жизнь героев фильмов Дарденнов, не более чем хорошо исследованное, привычное им пространство. Снимать в неблагополучных валлонских пригородах для них удобно и естественно. Но действие «Неизвестной», вероятно, могло разворачиваться в любом подобном месте от Корка до Франкфурта-на-Одере.

Картина о поисках виновных в смерти юной эмигрантки выглядит как мгновенный срез состояния еще недавно казавшихся такими благополучными государств. Где, несмотря на трагические эксцессы последнего времени и зачастую вопреки здравому смыслу, леволиберально настроенная творческая элита по-прежнему проповедует свободу, равенство и братство. Хотя идеи Дарденнов при ближайшем рассмотрении оказываются куда ближе Христу, чем Марксу и его адептам. В этом смысле «Неизвестная» подчеркнуто европейская история. Мультикультурализм Новой Европы у Дарденнов в итоге сводится к христианским корням Европы классической.

Адель Энель и Жан-Мишель Бальтазар в фильме «Неизвестная»
Адель Энель и Жан-Мишель Бальтазар в фильме «Неизвестная»

Невнятная реакция на фильм фестивальной кинотусовки в Канне, вероятно, вызвана еще и тем, что Дарденны на удивление не меняются. Их авторские приемы остаются приблизительно такими же, как и двадцать лет назад во времена «Обещания». Хотя говорить, что они эстетически устарели, не приходится. У Дарденнов по-прежнему играет взятый ими в кино еще подростком Жереми Ренье и нет закадровой музыки.

Кадр в «Неизвестной» ограничен даже не рамками помещения, где разворачивается каждая из сцен, а конкретными личностями и их эмоциями. Визуальный ряд «Неизвестной» на грани клаустрофобии, но без прежнего чрезмерного дрожания ручной камеры постоянного оператора Дарденнов Алена Маркоэна. В зрелых Дарденнах почти нет натурализма Дарденнов ранних — мастерство их авторского дуэта возросло настолько, что для погружения зрителя во внутрикадровую реальность им не нужны дополнительные эффекты.

В недавнем индустриальном раю, все глубже и глубже проваливающимся в ловушку бедности, «Неизвестная» смотрится с противоречивыми эмоциями. Уж слишком сильна здесь инерция имиджа Европы как самого спокойного и благополучного места на планете. Поэтому так важно попытаться увидеть «Неизвестную» да и остальные фильмы Жана-Пьера и Люка Дарденнов не глазами тусовщика с улицы с модными барами и креативными пространствами, а одного из героев этой грустной, но оставляющей большой эмоциональный след истории.





архив

«Нелюбовь»: Сцены из супружеской смерти

Новый фильм Андрея Звягинцева — еще один гвоздь в гроб ячейки общества и еще один сеанс публичного психоанализа от одного из самых знаменитых фестивальных режиссеров современности...

«Патерсон»: Цветы провинции

В своем тихом шедевре Джим Джармуш рассказывает про «из какого сора». И как всегда, параллельно высказывается о человеческой жизни как таковой...

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»: Into Her Arms

Больше всего «Прекрасные дни в Аранхуэсе» похожи на сеанс психотерапии. Индивидуальной, парной или групповой, как уж кому бог на душу положит...


Пишите нам
© 2017 redmount
мобильная версия
iPhone-версия