Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Клан Клан

«Клан»: О пропавших без вести

Антон Сидоренко, 21 февраля 2016 г.

Кино Латинской Америки уже несколько лет подряд находится под пристальным вниманием самых престижных международных фестивалей. Кажется, с помощью киноискусства мир заново открывает для себя те страны, которые еще недавно считались лишь второстепенными копиями Европы и Соединенных Штатов. Ведь заглянув через океан, можно заметить не только что-то экзотическое, но и сверить часы, которые очень часто идут в унисон, несмотря на значительную разницу во времени.

Год тому большой популярностью (и у белорусской публики в том числе) пользовался аргентинский альманах «Дикие истории» Дамиана Сифрона. В картине «Клан» режиссера Пабло Траперо история куда более серьезная, но не менее дикая. И, притом, абсолютно реальная, произошедшая в Буэнос-Айресе в начале восьмидесятых годов прошлого века.

Аргентина в те годы только-только оправилась от военной диктатуры и проигранной войны за Фолклендские острова. Но на добропорядочной верхушке среднего класса кризис, казалось бы, никак не отразился. А дела семьи Пуччио, того самого Клана, даже весьма процветают: торговля принадлежностями для морского спорта идет хорошо, дети учатся в школе и университете, сын выступает за команду по регби, похищенные с целью выкупа знакомые сидят под замком в специальном подвале.

Питер Лансани и Гильермо Франселья в фильме «Клан»
Питер Лансани и Гильермо Франселья в фильме «Клан»

«Клан» шокирует не сценами пыток и убийств, а тем дьявольским спокойствием и деловитостью, с которыми Пуччио ведут свои дела, абсолютно не отделяя одни от других. Глава Клана, Архимед Пуччио, в исполнении Гильермо Франсельи даже чем-то напоминает Армена Джигарханяна в роли хрестоматийного Горбатого. Не столько седой шевелюрой, сколько спокойной безжалостностью, ощущением вседозволенности и презрения к жизни и достоинству другого человека. «Клан» поражает показом цивилизованной внешне страны, которая изнутри оказывается абсолютно дикой и варварской. Оказывается, цивилизация — это не только когда владельцы магазинов начисто выметают тротуары перед своими заведениями, но и когда в стране существует не имитация, а настоящая правовая система.

«Клан» стал открытием последнего Венецианского кинофестиваля. Пабло Траперо получил за него «Льва» за лучшую режиссуру. Что привлекло в картине фестивальное жюри во главе с мексиканцем Альфонсо Куароном, человека из страны, очень похожей на Аргентину? Неужели, только хорошо считываемый, особенно в уверенно двигающихся в сторону третьего мира провинциях бывшего СССР, политический месседж?

Гастон Коккиарале, Жизелль Мотта и Антония Бенгоэчеа в фильме «Клан»
Гастон Коккиарале, Жизелль Мотта и Антония Бенгоэчеа в фильме «Клан»

Относительно молодой Траперо сделал не такое частое в последнее время серьезное произведение. При том, что «Клан» — не реконструкция судебной хроники, а полноценное художественное кино, со всеми его атрибутами. Достоинство стиля Траперо состоит в его аккуратном реализме, внимании к деталям, отсутствии лишних аттракционов, способных отвлечь зрителя от главной темы. И вместе с тем, режиссер придал криминальному сюжету воистину семейный характер, снабдив его и любовной линией и назначив на роли наиболее разнообразных по степени харизмы актеров. Зритель невольно переживает за симпатичных членов семьи Пуччио и сразу же начинает ненавидеть семейных злодеев.

Знаменитые братья Альмадовары, Педро и Агостин, продюсировавшие «Клан» с испанской стороны, на стиль Траперо если и повлияли то опосредованно. Холодные тона и эмоции аргентинского режиссера резко контрастируют с яркими красками испанского кино. «Клан» подчеркнуто оригинален, не пытается подстроиться под какой-либо другой стиль или направление. Магический реализм Пабло Траперо выражается в интонации, безжалостной и одновременно горькой, и к своим персонажам, и к стране, в которой они живут до сих пор.

«Клан» — кино фестивальное, рассчитанное на отзывчивого, понимающего зрителя. Семейная сага сама по себе весьма характерна для латиноамериканской литературы, но в случае с фильмом Траперо семья — это символ чего-то нездорового, отрицательного. Того, что прячется за внешним благополучием и является патологией как конкретной фамилии, так и общества, и государства в целом.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2021 redmount
мобильная версия
iPhone-версия