Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Удаленный доступ Удаленный доступ

Воспоминания об одном «Лiстападзе»

Антон Сидоренко, 1 декабря 2005 г.

Единственный в Беларуси международный кинофестиваль оставил после себя двоякие впечатления. С одной стороны, на полноценный фестиваль он пока не тянет. С другой, в этот раз «Лiстапад» был на редкость разнообразен и интересен.

Поначалу «Лiстапад-2005» не вызывал завышенных ожиданий. В программе заявили сразу несколько уже хорошо известных картин, причем, некоторые из них были даже показаны по телевизору («Персона Non Grata» К. Занусси), а другие были взяты с полки минского кинопроката («Настройщик» К. Муратовой). По-настоящему громких премьер было не так много («Бедные родственники» П. Лунгина лишь по недоразумению обогнали в Минске свою телевизионное появление). Обескураживал и выбор фильма-открытия. Провалившейся в белорусском прокате «Статский советник» Ф. Янковского тешил самолюбие только дяди молодого режиссера и по совместительству Председателя «Лiстапада» (уже не президента…) Ростислава Янковского. Да и того убивают в самых первых кадрах очередной неудачной экранизации Б.Акунина. Дыры в программе были заполнены внеконкурсными картинами, некоторые из которых («Солнце» А. Сокурова) затмевали своим художественным уровнем большую часть конкурса, а некоторые («Космос как предчувствие» А. Учителя) вызывали скорее недоумение.

С таким багажом «Лiстапад-2005» рисковал остаться еще одним невразумительным «культурным» мероприятием, о которых победоносно рапортуют в еженедельной «Панараме». Но случилось чудо…

Не знаю, магия кино тому виной, а скорее всего, именитые и очень интересные гости фестиваля, но этот «Лiстапад» прошел гораздо живее многих предыдущих, фильмы которых никто из создателей не представлял. Да и среди конкурсных картин откровенно слабых фильмов не было. Почти…

О единственном белорусском участнике, «Глубоком течении», я уже как-то писал, поэтому больше возвращаться к этому позору не буду. Лучше немного о самых интересных явлениях «Лiстапада-2005», которые я расположил в произвольно-символичном порядке.

1. «Удаленный доступ» Светланы Проскуриной

Кира Муратова, посмотревшая фильм в Минске, работу Проскуриной забраковала. Как потом сказал о Муратовой Кшиштоф Занусси: «Кира немного такая женщина, которая все говорит напротив, чтобы ей не спрашивали». Побывавшая в конкурсе Венеции, работа Проскуриной — интеллигентная смесь Сокурова и той же Муратовой. Продюсер Юрий Обухов честно признался, что денег на фильме не заработал, при том, что картина без передышки ездит с одного фестиваля на другой. И вправду, это классическая фестивальная лента на подготовленного зрителя и для большого экрана. Она производит гипнотическое впечатление и вряд ли ее покажут по телевизору. Фестивали тем и ценны, что на них показывают такие вот редкости. Жаль, что организаторы не захотели (или испугались?) пригласить самые яркие российские фестивальные фильмы последнего года — «4» Ильи Хржановского и «Время жатвы» Марины Разбежкиной.

2. Кира Муратова

Приезд Муратовой стал едва ли не главным событием фестиваля. Самая известная женщина-режиссер на постсоветском пространстве оказалось проста, добра и демократична, как и ее фильм «Настройщик». Она охотно шла на контакт (если вы не имели глупости сказать, что вы журналист), взапой смотрела чужие фильмы в «Центральном» и тихо восторгалась «скромным обаянием» заснеженной белорусской столицы. Конечно, Говорухин увез из Минска гораздо больше призов и наград за «Не хлебом единым», но и Муратова явно осталась довольна визитом на «Лiстапад», на котором была последний раз в 1997 году. Именно со времен показанных тогда на «Лiстападзе» «Трех историй» Муратова вышла из списка вечных маргиналов с радикально-авторскими подходами, а стала звездой мирового кино с вполне прокатными произведениями, чему самым удачным примером как раз «Настройщик».

3. Пресс-конференция Сергея Александровича Соловьева и Валерия Давидовича Рубинчика

Запомнилась всем присутствующим тем, что на ней был задан только один вопрос (как раз автором «КиноЧтива»). На мое невинное желание узнать, как живется ярким представителям авторского кино в эпоху кино жанрового, автор «АССЫ» — самого неформального символа Перестройки — разразился энергичным спичем (коротенько, этак минут на сорок пять) на тему развала советской системы кинопроката. Из слов Соловьева следовало понимать, что некогда ярый разоблачитель закостенелого тоталитаризма под лозунгом «Мы хотим перемен!» нынче мечтает о восстановлении госзаказа, ненавидит продюсеров и мечтает задушить тех, «кто задает подобные вопросы». Автор «Дикой охоты короля Стаха» скромно молчал все это время и лишь в конце намекнул, что ведет переговоры с «Беларусьфильмом» по поводу своего триумфального возвращения с новым белорусско-российским проектом. В кулуарах оба мэтра живо обсуждали экскурсию на фабрику «Коммунарка», где им подарили по коробке конфет, и шутливо сожалели, что не выбрали «Горизонт», где, как говорят, дарили телевизоры.

4. Продюсеры

Именно они в невиданных ранее количествах слетелись на «Лiстапад» и были самыми интересными собеседниками. Директор фестиваля «Кинотавр» и руководитель компании «НТВ-профит», интеллектуальный бизнесмен Игорь Толстунов поведал много интересного о кинорынке бывшего СССР и посетовал, что все гости «Лiстапада» прибывают на открытие-закрытие, а приехавшим в середине приходится в одиночестве завтракать в ресторане гостиницы «Беларусь».

Продюсер «Удаленного доступа», излучавший сплошной позитив Юрий Обухов говорил о ценности малобюджетных проектов (чего никак не поймут на «Беларусьфильме«). А от обаяния и разума Елены Кудриной, которой молодость (26 лет!) не помешала стать международным координатором сокуровского «Солнца», немногочисленные белорусские писаки, присутствовавшие на пресс-конференции, надолго выпали в осадок.

По всему выходит, что именно продюсеры лучше всех понимают ценность фестивалей, даже таких провинциальных как «Лiстапад».

5. Рита Федотова

Глухая непрофессиональная исполнительница роли Марии из документального латвийского мюзикла «Ромео и Джульетта», самая красивая девушка, когда-либо снимавшаяся в кино. Когда она впервые появилась на экране, у вашего покорного слуги сделалась задержка дыхания минуток этак на восемь. Жаль, что отчаянный радикализм авторской концепции режиссера Виеструса Кайришса (фильм похож скорее на изощренное хоумвидео, чем на художественное или какое-либо иное произведение) обеспечил фильму самый низший зрительский рейтинг. Хотя лично я добросовестно подбросил в урну для голосования несколько десяток и девятку.

Оставляя в стороне результаты работы жюри (всем сестрам, как всегда, досталось по серьгам), отмечу только, что недостатки «Лiстапада» остались недостатками, а его достоинства были, как никогда, очевидны. В минусе — отсутствие внятной концепции, по которой бы отбирались фильмы, в плюсе — встречи с интересными людьми, до которых можно дотронуться и неформально пообщаться, в отличие от того же Московского фестиваля, где гости и зрители вообще никак вне кинозала не пересекаются. И, кроме того, много хорошего и редкого кино, которое мы видим раз в год благодаря именно «Лiстападу».

P.S.

Как раз в конце «Лiстапада» стало известно, что с 1 декабря в Москве все же закрывают Музей Кино. Очередной позор для российского государства и трагедия для русской культуры.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия