Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Потомки Потомки

«Потомки»: Гавайские тоже плачут

Антон Сидоренко, 29 января 2012 г.

Медленно и мучительно для своих героев режиссер Александр Пейн пытается выяснить, что собой представляет современная американская семья среднего класса.

Для пущего интереса эту семью селят в одном из самых райских уголков Америки — на Гавайях, а ее главу исполняет сам Джордж Клуни. Удивительно, но всех этих обстоятельств вполне хватило для того, чтобы выдвинуть «Потомков» на звание лучшего фильма года.

«Потомки» отличаются от других фильмов в текущем репертуаре кинотеатров не только главным героем, который переживает кризис среднего возраста. Фильм довольно консервативного в своем режиссером подчерке Александра Пейна представляет собой кинороман, литературу на экране, с бесконечным внутренним монологом главного героя, степенным ходом сюжета и тщательно прописанными, немного карикатурными образами.

Собственно говоря, «Потомки» и есть экранизация «бумажного» романа пока малоизвестной в русскоязычном мире Кауи Харт Хеммингс. Неудивительно, что тема, герои и иронично-сатиричный стиль «Потомков» весьма напоминают другой современный американский роман — «Поправки» Джонатана Франзена. Последний считается одним из самых значительных достижений американской литературы двухтысячных и был переведен на русский язык. Как в «Поправках», так и в «Потомках» показан явно застоявшийся на фоне глобальных перемен тот слой, который, собственно говоря, и создал те самые Соединенные Штаты, что долгое время были самой передовой страной мира. Причем, и там, и там средний класс показан изнутри — через семью, с которой, по выражению другого знаменитого американского литератора, автора «Уловки-22» Джозефа Хеллера, «что-то случилось».

Шейлин Вудли и Джордж Клуни в фильме «Потомки»
Шейлин Вудли и Джордж Клуни в фильме «Потомки»

Член стопятидесятилетнего клана гавайских землевладельцев в на удивление невнятном исполнении Джорджа Клуни весь фильм как раз пытается найти ответ на вопрос, что же случилось с его женой, его семьей, с его маленьким тропическим раем, в котором он вырос, и который теперь рискует потерять, поддавшись соблазну продать финансовым воротилам завещанный ему предками-основателями лакомый кусок драгоценной гавайской земли.

Наблюдать за героем Клуни и членами его экранной семьи и забавно, и трогательно. Разумеется, из ледяного, заснеженного Минска жизнь адвоката с одного из вечнотропических островов выглядит почти райской, несмотря на трагедию с женой главного героя и его периодически выходящих из подчинения отпрысков. Романист Хеммингс и кинорежиссер Пейн недаром поселили семью героя Клуни не где-нибудь, а на Гавайях. Живи они в провинциальной глуши Айовы или даже в Нью-Йорке, «Потомки» потеряли бы две трети той зрелищности, на которой фильм держится. Эмоциональный эффект фильма в том и задуман, что райская природа и великолепный климат, который позволяет жителям Гавайев круглый год носить шорты и кататься на водных лыжах, резко контрастируют с душевной драмой, которую переживают герои.

Бо Бриджес и Джордж Клуни в фильме «Потомки»
Бо Бриджес и Джордж Клуни в фильме «Потомки»

Однако, несмотря на все страдания и переживания, «Потомки» не стремятся покинуть рамки развлечения, сильно расстроенным с сеанса зритель не уходит. Александр Пейн представляет своеобразную драму-light, в которой катарсис только имитирован, но даже не запланирован. Самая знаменитая до «Потомков» картина Пейна — «О Шмидте» с Джеком Николсоном в главной роли — построена по той же схеме. Режиссер пытается рассказать зрительному залу об очень важных и не всегда приятных вещах, но смертельно боится его расстроить, зародить мысль о том, что на киноэкране можно увидеть что-то не самое приятное.

До полноценной трагикомедии «Потомки», таким образом, явно не дотягивают. По ходу действия авторы фильма замахиваются на многое, но в результате не убивают даже того комара, убийство которого напрашивалось само собой. Глава гавайского семейства отказывается от шанса начать новую жизнь в желании сохранить ту основу, на которой полтора столетия строилась его семья, и не замечает, что никакой семьи у него уже нет...





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия