Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Черная книга Черная книга

«Черная книга»: Антишиндлер

Антон Сидоренко, 22 февраля 2007 г.

Умным зрителем давно примечено: все фильмы хороши, кроме скучных. Летучий голландец Пол Верховен, который долгое время работал в Голливуде, а теперь триумфально вернулся на родину, всегда снимает интересное кино.

Верховен — европейский Спилберг. Его проекты всегда масштабны, идеально вписываются в масскульт и заставляют потом долго о себе говорить. Голландец прекрасно владеет режиссерским ремеслом. Свою хорошую режиссерскую форму он продемонстрировал в новой работе «Черная книга», которую после продолжительного перерыва снимал в родных Нидерландах.

Для триумфального возвращения в родные пенаты Верховен выбрал тему Второй мировой. Именно эта тема стала для него победной тридцать лет назад, когда он снял «Оранжевого солдата» — фильма об участниках голландского движения сопротивления нацистским оккупантам. И действительно, казалось бы, давно уже отработанная в сотнях лент Вторая мировая до сих пор служит поставщиком сюжетов для смелых режиссеров, не боящихся перекормить обожравшегося военным кино зрителя. Верховен, к тому же, взялся за еще более щекотливую тему Холокоста и антисемитизма в самой Голландии. Прошло не так много времени после оскароносных «Списка Шиндлера» Спилберга и «Пианиста» Поланского. Но, начиная фильм фактически на ту же тему, Верховен не собирался конкурировать с коллегами. Его вариант Второй мировой изначально задумывался гораздо более личным и менее пафосным. «Черная книга», в отличие от «Списка Шиндлера» и «Пианиста», — не фильм-мемориал или фильм-предупреждение. Такое кино можно снять про любой геноцид. «На войне каждый за себя, и все против всех» — так можно сформулировать главное послание, которое Верховен замечательно передал через фантастическую борьбу молодой еврейки Рашель за свою жизнь.

Карис ван Хаутен в фильме «Черная книга»
Карис ван Хаутен в фильме «Черная книга»

Некоторым критикам, поспешившим обвинить Верховена в голливудскости его фильма и сходству «Черной книги» с «Подвигом разведчика» и другими завиральными лентами о WWII, я бы рекомендовал послушать рассказы уцелевших свидетелей. Война тем и отличается от мирной жизни, что привычные правила на ней не действуют. Когда каждая минута может стать последней, человек способен на самые невероятные действия. А военная обстановка меняется так быстро, что выживает в ней только тот, кто выполняет все действия абсолютно не задумываясь, подчиняясь лишь инстинкту выживания, а не голосу разума.

После гибели семьи героиня Верховена становится любовницей одного из эсэсовцев и одновременно агентом группы голландского Сопротивления. В итоге, после множества головокружительных приключений она остается жива. Но сколько ей приходится испытать! Облавы, предательство, отравление… Чтобы выжить, Рашель будет петь дуэтом с убийцей своих родителей. Чтобы выжить, она покрасит лобковые волосы перекисью водорода. Чтобы отомстить, она собственноручно закрутит болты в крышку гроба с еще живым предателем…. Кто скажет, что «в жизни» так не бывает, пусть пересмотрит немецкий фильм «Соломон, член гитлерюгенда» Агнешки Холланд, основанный на вполне реальных событиях.

По статистике Нидерланды являются самой некинематографической страной Старого света. Дело в том, что голландцы очень мало посещают кинотеатры (один раз в год по статистике, меньше всех в Европе). Соответственно, фильмов в Голландии снимают тоже немного. В таком случае удивительно не то, что обладающий голливудским опытом Верховен поднял такую махину как «Черная книга», а то, сколько в Голландии прекрасных киноактеров. Карис ван Хаутен (Рашель) и ее коллеги играют так резво, что во время сеанса судорожно вспоминаешь, а в каких голливудских фильмах ты видел их раньше? То, что «Черная книга» — все-таки национальный голландский продукт, напоминает большое (по нашим меркам) количество обнаженной натуры.

Себастьян Кох и Карис ван Хаутен в фильме «Черная книга»
Себастьян Кох и Карис ван Хаутен в фильме «Черная книга»

Еще один известнейший голландский режиссер Йос Стеллинг утверждает, что кинематограф в Голландии не развит потому, что у протестантов-кальвинистов, которыми почти наполовину являются жители страны тюльпанов, убогое воображение. Верховен в процессе национального самобичевания пошел гораздо дальше. Своим фильмом (на который, кстати, выделило огромные деньги именно голландское правительство) он обвиняет соотечественников в равнодушии и приспособленчестве. Ведь не секрет, что реально мощного сопротивления нацистским оккупантам в Оранжевом королевстве не было. Как не было его и во Франции, к примеру, в которой большинство населения спокойно смотрело, как их еврейских соседей загоняют в скотные вагоны, чтобы везти в Освенцим. А после войны те же милые французы (голландцы, датчане etc.) стали внезапно «бойцами Сопротивления». Кинематограф, особенно французский (от «Армии теней» Жан-Пьера Мельвиля до «Большой прогулки» Жерара Ури), этот миф старательно пестовал.

Верховен сам приложил руку к национальному мифотворчеству в «Оранжевом солдате», и теперь словно реабилитируется перед светом. В «Черной книге» смельчаков, выступивших против нацистов с оружием в руках, гораздо меньше, чем запуганных обывателей. С особым отвращением Верховен показывает приспособленцев, готовых обслуживать любых победителей — и оккупантов, и освободителей. По Верховену, эта шваль всегда оказывается на гребне волны. И хэппи-энд у «Черной книги» получился горький, не совсем голливудский.

Верховен заочно полемизирует в своей картине и со Спилбергом. Его Рашель сама решает свои проблемы. Спасителей у евреев не было, им самим приходилось спасать самих себя, говорит Верховен. Потенциальные шиндлеры оказываются злодеями. И таких перевертышей в «Черной книге» довольно много. В отличие от большинства фильмов про Вторую мировую, у Верховена персонажи делятся не на нацистов и подпольщиков, а на людей и подонков. И это разделение очень импонирует, потому что всегда актуально. И не только на войне.





архив

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...

«Квадрат»: Родная планета обезьян

Сказать что-то значительное, а не просто прокричать в темноту кинозала дано немногим. Рубен Эстлунд как раз из тех, кто указывает человеку перед экраном на его недостатки и при этом не читает мораль...

«Убийство в Восточном экспрессе»: Остановился поезд

Новая экранизация предназначена зацепить тех, кому интересней пойти на новую версию хорошо известного детектива, чем на очередную часть приключений супергероев в трико...


Пишите нам
© 2021 redmount
мобильная версия
iPhone-версия