Кинопарк в фейсбуке Кинопарк вконтакте Кинопарк в твиттере
Войти
Постер фильма «Приключения Синдбада (ТВ-сериал)»

Приключения Синдбада (ТВ-сериал)

The Adventures of Sinbad (1996)

Приключения / Боевик

После двух лет в море Синдбад возвращается домой в Багдад. Город сильно изменился. Им правят принц и его визирь. Синдбад оказывается в тюрьме. Ему грозит смертная казнь. Но вдруг похищают принцессу Адину. Известно, что это сделал Тюрок. Калиф Багдада вспоминает, что только Синдбад знает, где найти Тюрока. Синдбад со своим старшим братом и целой командой моряков отправляется на встречу приключениям, чтобы спасти принцессу Адину...

55 зрителей:

8,4 очень хорошо

титры
Режиссеры:Стивен Хиллиард Штерн, Кен Джиротти, Джим Кауфман, Брентон Спенсер, Джеймс Хед, Нилл Фирнли, Клэй Боррис, Терри Ингрэм, Джордж Менделюк
В ролях:Зен ГеснерСиндбад
Джордж БьюзаДубар
Тим ПрогошФируз
Орис ЭруэроРонгар
Мэрайя ШирлиБрин
еще...

Страна:США
Время:60 мин.

Отзывы

шедевр

Vendy
19 февраля 2007 года, 02:40

Taina, I'm sorry. Несколько дней не было в сети.
От всей души поздравляю тебя с совершеннолетием.
Храни тебя Господь от тяжкого недуга,
От злого языка, от мелочного друга
И дай тебе Господь, коль это в его власти,
Здоровья, долгих лет и много-много счастья!
И пусть задуманное все свершится –
Ведь ради этого и стоило родиться!
С ДНЕМ РО-ЖДЕ-НИ-Я!

P.S. А прода мне понравилась.

шедевр

Taina
16 февраля 2007 года, 22:07

P.S. А картинка-то прошла!!)

шедевр

Taina
16 февраля 2007 года, 18:10

Вау!!! Ну стихов про меня еще никто не сочинял!!!))) Леночка, спасибо тебе огромное!!! Супер, потрясный стих получился!! Я в полном восторге!!! Картинка и впрямь не прошла, ну да ладно. Заходи к нам почаще, мы скучаем!!! Постараюсь и дальше радовать своими продами!
Ой, а я сейчас отхожу после вечеринки в клубе... Погуляли на славу, у подруг до сих пор голова болит. А мне хоть бы что!

шедевр

Банни
15 февраля 2007 года, 16:50

Хреново у мя получилось картинку вставить, да? На картинке была киска подмигивающая. Поверь на слово, очень славная%)) Ну, ты не обжаешься, что не вышло? Зато срифмовала вроде симпатично!)) От всей души!!!

шедевр

Банни
15 февраля 2007 года, 16:45

Танюшечка! С Днем Рождения тебя, солнышко!!!
Как обычно, я чуть не забыла, вовремя спохватилась!!! С совершеннолетием тебя! И пусть все у тебя будет совершенно и замечательно!!)))
Здоровья, улыбок, веселья, пусть те же музы продолжают тебе помогать писать о всеми нами любимом герое! У тебя отлично получается!))
Если лампа светит ярко
Ночью у Танюши,
Если Тане очень жарко,
А замерзли лужи,
Если дома в мыслях тихо
Слышишь кононаду,
Значит, точно, Тайна, лихо
Пишешь про Синбада!!!
Пускай Целую-обнимаю, люблю, не забываю!!!)))cat
<a href=" http://plugin.smileycentral.com/http%253A%252F%252Fwww.smile... " target="_blank"><img src=" http://smileys.smileycentral.com/cat/16/16_1_24.gif " alt="SmileyCentral.com" border="0"><img border="0" src=" http://plugin.smileycentral.com/http%253A%252F%252Fimgfarm%2... "></a>

шедевр

Taina
14 февраля 2007 года, 16:08

А я проду принесла. Жду ваших оценок, как обычно...
P.S. Помните еще историю с Вандой - девушкой Фируза? В этой проде речь будет частично о ней.
«БЛАГОСЛОВЕНИЕ»
-«Отряд, смотреть сюда! Подходя к противнику, держите меч прямо перед собой! Удар наносите быстро и резко. Не оставляйте незащищенным живот – помните, что противник может подсечь вас снизу,» - Измир поднял меч и скрестил его с кинжалом Брин. Та парировала удар, отбросив его клинок в сторону. Оба двигались медленно и четко.
Брин и Измир стояли на помосте перед большим отрядом солдат – новобранцев и обучали их основным приемам военного искусства. Солдаты были распределены по парам; более опытные, уже натренировавшиеся мужчины занимались с «неоперившимися» новобранцами. В воздухе безостановочно звенела сталь, рождая безумную песню из лязга и скрежета, отрывистых азартных выкриков и топота ног.
Для военных учений халиф Багдада освободил огромную площадь в центре города. Халиф был давним соратником Дим Дима и поклонником его учения, а потому всячески способствовал формированию войска белых защитников. К тому же ему очень нравилась Мейв. Ученица волшебника навсегда пленила сердце правителя карим взглядом печальных глаз и своим неистовым нравом. Подобной помощи белым защитникам не наблюдалось в Басре, самир которой был черным защитником.
Измир был обнажен по пояс, и видно было, что вся его кожа – на руках, на груди и спине – испещрена затейливыми татуировками в виде драконов, змей, священных сур из Корана. На нем были лишь шальвары из белого полотна, опоясанные кроваво-красным кушаком, сапоги, и покрывавший голову белый платок, закрепленный кольцом из верблюжьей кожи. На запястье блестел широкий медный браслет с выгравированными магическими символами. Черные тонкие усы на смуглом бронзовом лице плавно переходили в маленькую бородку.
Брин была одета в белую рубашку, вправленную в черные кожаные штаны, опоясанные тяжелым ремнем. Свои длинные темно-русые волосы она убрала в узел.
Измир отер пот со лба – утро превращалось в полдень, а августовские полдни в Багдаде невыносимо жарки. Солнце почти стояло в зените, и зной стекал по раскаленным до блеска минаретам мечетей, жег землю под ногами. Даже шумный базар немного притих, торговцы спрятались под навесами, а покупатели разошлись по домам. В это время суток «Город Мира» впадал в спячку. Солдаты также выглядели усталыми.
-«Ну вот что. Я вижу, вы устали, друзья. Не будем же тратить время попусту. Мы возобновим занятия вечером!» - с этими словами Измир сошел с помоста. Брин последовала за ним. Люди стали расходиться.
Брин и Измир шли по теневой стороне улицы, в сени акаций. Они держались за руки. Брин еда финики и смеялась, слушая своего попутчика. Волосы упали ей на лицо – и тотчас пальцы помощника Мейв ласково убрали их. Взгляды, которыми обменивались эти двое, еще не были исполнены той щемящей интимности, которая возникает между любящими после близости. В их глазах все еще скользила игривая, ничем не замутненная, первоцветная нежность.
-«Знаешь, что я сделаю на следующий же день после того, как мы победим? Я куплю тебе красивое-красивое платье из чистого шелка… стану перед тобой на колени и скажу: «Брин, ты выйдешь за меня?»
Оба остановились. Брин замерла, словно прислушиваясь к себе, и тихо ответила, улыбаясь:
«А я скажу: «Выйду, Измир. Я ведь люблю тебя».
-«И на нашей свадьбе ты будешь в шелковом платье. Ты в нем будешь словно дочь халифа,» - губы Измира тронула мечтательная, немного печальная полуулыбка. Казалось, он уже видел перед собой эту картину, и восхищался ею. Его мысли скользили где-то далеко, глаза почернели от ласкового тепла. Он прижал к себе Брин и крепко поцеловал.
- -«У твоих губ вкус финика».
-«Наверное, это потому, что я их ем,» - засмеялась Брин.
Он неспешно пошли дальше.
В жизни влюбленных бывают моменты, когда никакая беда, никакая напасть не имеет власти над их сердцами. Жизнь и смерть – все нипочем, потому что в сердцах пышным майским цветом распускается счастье.
В такие дни кажется, что от блаженства, от сознания близости своего любимого можно умереть.
В такие дни время не идет, а течет сквозь пальцы, словно расплавленное наслаждение.
В такие дни ты без оглядки шагнешь в пропасть за любимым, и даже разбившись на ее дне, твоя боль будет сладкой.
Такие дни редко длятся долго, хотя и грезится, что их ход будет бесконечен.
Листья акаций падали им под ноги, солнечные пятна скользили по безмятежно-счастливым лицам, и Тигр шумел где-то вдали.

А в это время в квартале Хасаддин, Мейв, будущий генерал Багдадского войска, вышла из здания гостиницы. Теперь здесь все было по-другому. Были распроданы дорогая мебель, механические соловьи, все золото и драгоценности, из которых составлялась ее роскошь. Взамен были куплены простые, но необходимые предметы обихода и поселена добрая половина нищих со всего города. Мейв без малейшей жалости рассталась со всеми великолепными нарядами и украшениями, продала их взамен на еду для новых жильцов. Теперь они с Брин жили в доме Измира.
Она была одета в полууоблегающую светло-зеленую тунику, коричневые кожаные штаны и высокие сапоги, в вырезе туники сверкал изумрудный талисман Воина Первой Гильдии. Ненавистный парик был забыт, и кудрявая солнечная грива билась по спине от ее быстрых, уверенных шагов. Неожиданно кельтка замедлила шаг. Куда она так торопится? Нищие в гостинице сыты и ни в чем не нуждаются. Отряд, с которым она все утро вырабатывала военные приемы, вымотан донельзя и отправлен на отдых до следующего утра. Необходимое оружие закуплено. Рабочая часть дня кончилась, а что делать дальше, она не знала. Мейв так привыкла быть занятой, куда-то бежать, торопиться, что внезапно выкроившееся время привело ее в замешательство. Куда же ей идти?
Мейв вдруг стало невыносимо тесно и душно в городе. Узкими, извилистыми улочками бедных кварталов она выбралась к окраине. Стражи выпустили ее из городских ворот. Впереди высилась огромная сторожевая башня, а еще дальше шумел Тигр. Ученица волшебника бесцельно брела по песчаной насыпи и смотрела на мерцание сверкающих от солнца водяных бликов. Река вся искрилась, точно усеянная звездами. Мейв нахмурилась и пошла вперед. Вскоре она оказалась на берегу. Сев на песок, молодая женщина окунула ноги в теплую воду. Река текла бурно, сине-зеленые волны с шумом выносили пену на берега.
Зачем она здесь? Что привело ее к реке? Почему она ищет что-то взглядом на горизонте, там, где вода сливается с небом в одну синюю бесконечность?
Она ждет кораблей. Ждет белоснежного паруса, который замаячит в призрачной дали. Ждет, когда Номад гордо разрежет речную гладь на пути к Багдаду.
Но кораблей все не было. Битва была уже на подходе, войска черных и белых защитников концентрировались в разных частях города, а второй половины войска Дим Дима все не было.
Мейв почувствовала себя невыносимо усталой. А что, если они не поспеют к началу боя. Численность черной армии огромна – они просто устроят бойню, и все багдадские белые защитники погибнут… если Синдбад опоздает. И она умрет, так и не увидев своего Дермотта. Не повидавшись с толстяком Дубаром, смешным недотепой Фирузом, преданным Ронгаром… Она не увидит Синдбада.
Мейв не поняла, отчего очертания неба и воды дрогнули и смешались в ее глазах, не заметила, как слезы потекли по лицу. Она закрыла лицо руками и заплакала – впервые за много лет. Схватив изумруд, покоившийся на ее груди, она зашептала, роняя на него слезы:
-«Синдбад, ты слышишь меня? Где ты сейчас? Когда ты приплывешь? Мы все ждем тебя… и я очень тебя жду. Я больше так не могу. Не хочу войны, не хочу вечно ждать, не хочу бояться за друзей. Я не хочу быть одна. Знаешь, оказывается в моей жизни скоро не останется смысла без тебя. У меня пока что еще есть две цели, которыми я и живу: убить Румину и спасать людей от зла. Но что я буду делать, если мы победим, и все это осуществится? Учитель уйдет на покой, и я буду не так уж нужна ему. Измир и Брин поженятся, обзаведутся детьми, будут жить долго и счастливо. У меня останешься только ты, Дермотт и твоя команда… Ты нужен мне сейчас, Синдбад… Слышишь? Ты мне нужен…»
Если бы Синдбад слышал все это, он почувствовал бы себя счастливейшим из смертных. Но ученица волшебника не знала, что изумруд, ее подарок, с помощью которого она нашли связь в широтах Сур, остался в старой одежде Синдбада. А старая одежда исчезла вместе с руинами обсидианового замка после того, как капитан сменил ее на наряд принца. Синдбад утратил свой последний талисман, и признание Мейв улетело в никуда.
Со стороны кельтка вовсе не выглядела величественным генералом Багдадского войска – всего лишь красивая, одинокая рыжеволосая женщина, плачущая на берегу.

Несколькими днями раньше.
Синдбад шел по палубе, раздавая указания матросам-новобранцам. Он делал уже далеко не первый обход корабля за день, в который раз проверял крепления парусов, приказал заменить на палубе доски, показавшиеся ему подгнившими. Третий раз посылал шлюпки с матросами к командирам, назначенным на остальных кораблях, чтобы получить отчет о командовании и передать указания. Казалось, он не может позволить себе расслабиться ни на минуту. Матросы были озадачены поведением капитана. А Дубар только хмурил косматые брови, стоя у руля. Он видел упрямую, печальную морщинку, пролегшую на лбу младшего брата, он знал, в чем дело. Синдбад не мог простить себе гибели Гудур, он винил в ней себя. Он ведь с самого начала жалел, что взял на войну неприспособленную, беспомощную женщину. А теперь угрызения вины оплели его паутиной со всех сторон. Только постоянная занятость позволяла ему отвлечься и забыться на какое-то время, потому он и работал непокладая рук. Он вновь замкнулся в себе, переживая потерю в глухих потемках души. И хотя Дубар уверял его, что Гудур стала жертвой проклятия, а вовсе не войны, Синдбад по-прежнему терзал себя.
Меж тем в воздухе уже витал запах большого города. Около двух недель назад флотилия переправилась в русло Тигра и теперь приближалась к Багдаду. На кораблях царило оживление и радостная суматоха. Только Фируз последнее время выглядел озабоченным и потерянным. А когда однажды вечером по левому берегу Тигра замаячили огни городка Хилла, он подошел к капитану со странной просьбой:
-«Отпусти меня в Хилла, Синдбад. Прошу тебя, всего на один день. Я должен туда попасть, я умоляю, Синдбад.»
Никогда еще молодой капитан не видел застенчивого Фируза таким вдохновенным. Страстный, отчаянный огонь горел в его глазах, - и весь он был точно на острие ножа. Чего мог так отчаянно, до слез желать этот забавный, незаметный человек?
-«Хорошо, Фируз. Будь осторожен, не вздумай попасться черным защитникам. Я отправлю с тобой несколько матросов. Мы ждем тебя в Багдаде.»
-«Спасибо, капитан, « - Фируз с такой благодарностью сжал ему руки, словно тот только что спас ему жизнь.
Через несколько часов ученый был в Хилла.
Во что же превратился этот некогда богатый город! Двухэтажные каменные дома выгорели изнутри, разбитые окна закоптились от гари, бассейны были опустошены, а там, где стояли бедные глинобитныедома, вовсе ничего не осталось – все было разорено дотла. Особенно жестокому обращению подверглись мечети. По узким улицам сновали черные защитники – один тащил золотой оков, пятеро – бронзовый купол, другой волок за собой упирающую девушку в чадре. Простых жителей в городе почти не осталось – большинство подалось в Багдад, в армию Мейв. Но Фируз будто бы не замечал всех этих превращений – он торопливо шел в сопровождении пятерых солдат, сосредоточенно глядя прямо перед собой; кровь то приливала, то отливала от его лица.
Вот он, долгожданный дом, по адресу, бережно хранившемуся в памяти столько лет. Простой, неказистый одноэтажный дом с разбитыми стеклами. Как во сне, Фируз постучал в дверь. Ее открыла маленькая, сухонькая, подслеповатая старушка.
-«Простите… Здесь живет Ванда?» - дрожащим голосом спросил врач.
Женщина выпрямилась и со странным выражением посмотрела на ученого.
–«Откуда ты знаешь Ванду?»
-«Ради Бога, скажите мне: здесь живет Ванда?» умоляюще прошептал Фируз.
-«Ванда была моей племянницей. Она умерла 17 лет назад от чумы.»
Фируз тяжело оперся о дверной косяк. Женщина явно была близорука и не заметила, как замерло, застыло точно в картонной маске его лицо.
-«А кто ты такой? Что тебе нужно?»
-«Теперь уже никто,» - опустошенно пробормотал он.
Прищурившись, женщина смогла разглядеть на его одежде амулет лекаря.
-«О, да ты врач из войска белых защитников, сынок! Подожди-ка, я сейчас кое-что принесу тебе,» - старушка засуетилась, - «а знаешь, ведь моя Ванда тоже была врачом. И надо же было ей случиться помереть от чумы, когда она сама лечила людей от этой напасти,» - она торопливо скрылась в дверях.
Фируз так и остался стоять у порога, бессильно опустив руки, даже и не заметив ее ухода.
Через минуту тетя Ванды вновь вышла к нему. Женщина, по всей видимости, доверчивая и болтливая, она сразу же отбросила все свои подозрения, узнав, что перед ней белый защитник, и охотно добавила кое-что про свою племянницу:
-«Она так и не вышла замуж, бедная девочка. За три года до своей смерти она проводила в матросы своего жениха, и все ждала, что однажды он вернется к ней, что они поженятся и будут вместе лечить людей – он тоже был врачом. Фезир… Геруз… не помню, как его звали. Она очень его любила. Перед самой кончиной она, бледная, тощая, - от болезни она очень исхудала, бедное дитя, - все рассказывала мне об их встрече. Как он, этот ее врач, смешно подскользнулся на банановой кожуре, и еще находила силы улыбаться… Ну да ладно, что я заболталась с тобой, добрый человек. Вот, я принесла масла лаванды для раненых,» - скрипучим голосом проговорила она.
Фируз взял в руки склянку, долго смотрел на нее и вдруг заплакал. Масло лаванды… Именно его посоветовала ему Ванда для лечения больных 20 лет назад, да не просто посоветовала, а навязала, с характерной для нее милой, бесшабашной настойчивостью. Ванда… Сквозь многоцветную радужку слез она бежала к нему по песку, точно такая, какой он видел ее в первый и последний раз – босая, без чадры, с распущенными, растрепанными волосами., -взволнованная, нежная, любящая Ванда… Ванда, которая бросилась к нему сквозь пожарища войны из осажденного Хилла в осажденный Вавилон, только для того, чтобы проститься с ним навсегда. Ванда, о которой он мечтал 20 лет как о живой, не в силах даже представить, что такая сильная, жизнерадостная женщина тоже однажды перестанет жить. Его Ванда…
-«Что с тобой, сынок?» - сипло обеспокоилась старуха.
-«Все хорошо, матушка. Все хорошо. Спасибо вам за маленькую помощь, вы не представляете, как наша армия нуждается в лекарствах. Клянусь вам, что мы победим черную магию и отомстим за всех людей, которых она сделала несчастными.
-«Знаешь, я принесла бы тебе еще лекарств, но вчера эти черные ироды ворвались в мой дом, переломали всю мебель и потоптали все склянки со снадобьями. Все растоптали, ироды…» - пожаловалась женщина.
-«Кому что, матушка. Вам они растоптали склянки, а мне - мое счастье,» - Фируз, как обычно, сконфузился, смущенно улыбнулся сквозь слезы, суетливо собрал свою аптечку и, ссутулившись, поспешил прочь, - невысокий, незаметный человек, в общем-то и не способный ненавидеть.
На следующий день он уже был в Багдаде.>
…Прошло часа два, а Мейв все так же сидела на берегу реки.
-«Отчего ты так печальна, дитя? О чем ты плачешь?» - раздался позади добрый, родной голос.
Мейв встала с песка, вытирая слезы.
-«Ты всегда приходишь в трудную минуту, учитель. Мн тебя не хватало,» - она обняла старика Дим Дима, незаметно возникшего на побережье.
-«И я рад тебе, Мейв. Сперва я хочу похвалить тебя – ты отлично справляешься со своими обязанностями. Багдадское войско уже готово к сражению. Из тебя получится великолепный генерал.»
-«Наше войско не будет готово, пока к нам на помощь не подоспеют корабли Синдбада. А я… я порой сомневаюсь в своих успехах, Дим Дим.»
-«Не сомневайся, Мейв, потому что я в тебе не сомневаюсь. Но я пришел с доброй вестью. Ты ждала кораблей? Так взгляни же на горизонт.»
Мейв подняла глаза на реку и увидела, как далеко-далеко впереди призрачный парус рассек туманный воздух, словно возникая из небытия. Номад.
Сердце Мейв взорвалось где-то глубоко внутри. Тяжело дыша, она перевела на Учителя безумный от радости взгляд. Тот торжествующе улыбался.
-«Через час две армии сольются воедино.»
Краска бросилась в лицо кельтки. Она повернулась и побежала.
К сторожевой башне.
Внутрь.
Отбросила стражника, ставшего на пути.
Вверх…
Этаж…
Еще этаж…
Все вверх и вверх по лестнице.
Мейв не слышала стука собственных шагов, слышала только бешеную чечетку сердца и слезы, льющиеся по лицу.
Преодолев множество этажей, она оказалась на самом верху, на широкой террасе, с которой открывалась великолепная панорама не только на весь город, но и на бескрайние степи, окружавшие его. Ветер швырнул ей в лицо горсть песка, взметнул рыжие волосы. Мейв рванулась к перилам у бортика, до боли, до рези в глазах вгляделась в жемчужную гладь. Сверху она казалась сверкающей серебряной лентой, оброненной наземь незадачливым владельцем. И словно прекрасные, гордые дикие лебеди, плыли по ней 25 кораблей Синдбада. Впереди был Номад. Мейв узнала бы родной корабль с любого расстояния. Но людей на нем пока что не различить – слишком далеко.
Мейв подняла руки и направила в сторону реки, шепча доброе заклинание. Она благословляла их.
Сильный взрыв, раздавшийся позади, заставил ученицу волшебника в страхе обенуться. Если северная сторона открывала вид на реку, то на западе и востоке были лишь степи, а далеко-далеко на юге, слишком далеко, чтобы мог различить глаз, - Скала Черепов. И вот в той-то гиблой стороне и раздался взрыв, с земли поднимался дым. Странная туча медленно двигалась по направлению к городу. Мейв пригляделась и обмерла. Это войско. Огромная армия черных защитников, заполонившая собой весь горизонт, двигается к Багдаду.
Ну вот и пришел этот день – День Великой Битвы, поняла девушка. И она в этой войне – одна их главных, от нее зависят жизни сотен. Мейв бросилась вниз – к учителю Дим Диму, к друзьям, к своим солдатам. К людям, которым она сейчас нужна.

шедевр

Taina
13 февраля 2007 года, 21:01

Привет всем. Люди, у меня сегодня совершеннолетие. И я малость во хмелю... ;)))Поэтому не обижайтесь на некоторую несвязность мыслей...
Проду скоро выложу.
2Helga - Кое-что о Мери - да, татушки клевые. Интересно, есть у него какие-нибудь постоянные татуировки?
Поздравляю всех с грядущим днем Святого Валентина! Желаю всем провести его со своими любимыми мужчинами, если таковые имеются, и быть счастливыми, красивыми, любимыми и сексуально привлекательными!)))
Люблю Зена, и вас всех тоже!

шедевр

Мейв
12 февраля 2007 года, 14:30

Как жизнь, девочки? Почему долго не заходим на огонёк?

шедевр

Helga
6 февраля 2007 года, 15:35

Кое что о Мери: Но зато какие у него волосы ... и какие татуировки...

шедевр

Taina
4 февраля 2007 года, 12:44

Посмотрела "Бейсбольную лихорадку". Совет - кто хочет посмотреть это кино - попросите коллекцию с Дрю Бэрримор, по-другому не приобретете. Впечатление - никакого. Кино довольно милое и даже актуальное, наподобие "Любовь зла". Правда, вначале Фаррелли все же не удержались от фирменной пошлости. Зена очень мало.
А вчера в 0.20 показывали "Кое-что о Мэри" по первому. Не понравилось. Зен вообще мелькнул эпизодически. Он там бармена играет.

шедевр

Камилла
3 февраля 2007 года, 15:41

Хочу!!! Спасибо за фанфик - только что скачала. :-)))

шедевр

Taina
3 февраля 2007 года, 12:39

Тася, мой фанфик улетел к тебе на мыло.-) Извините, робятки, что не выложила проду - жестокая реальность в лице музыкального колледжа не дала мне этого сделать. Я прошу дополнительное время!!
Тася, кроме "Дня красных дюн" я написала одну повесть на основе шотландской легенды, и пишу уже 6 лет приключенческий роман из жизни Англии 17 века. К сожалению, ни того, ни другого в напечатанном состоянии у меня нет. Не так давно я начала печатать повесть. Обещаю - как напишу - обязательно пришлю. Тем более что Nikosha тоже у меня ее просила...
А еще я пишу стихи. Вот их я могу прислать тебе хоть сегодня - если хочешь.

шедевр

Камилла
3 февраля 2007 года, 12:09

Ну вот... Я тут сижу, сижу... Жду, жду... Ни проды, ни девчёнок. :-(((

шедевр

Камилла
31 января 2007 года, 23:32

Таня, а ты ещё что-нибудь кроме этого фанфика пишешь? Если да, то пришли пожалуйста... Мне очень интересно!

шедевр

Камилла
31 января 2007 года, 23:31

Давайте!!! Всё мне!!! Всё беру!!!
Таня, Мэйв (извини, не знаю как тебя зовут в реале), мой адрес: Tasya001@mail.ru Буду ждать с нетерпением!







Разное

«Приключения Синдбада (ТВ-сериал)» на IMDB


киночтиво

2017: По честной цене

Подводя итоги года, не знаешь, за что браться в самом начале: то ли за ударную работу прокатчиков и дистрибьюторов, то ли за сам репертуар, на любой вкус, язык и, соотвественно, кошелек...



Пишите нам
© 2018 redmount
мобильная версия
iPhone-версия